Эффекты вступления Узбекистана в ЕАЭС: автомобили и запчасти

12:15 10-04-2020

Эффекты вступления Узбекистана в ЕАЭС: автомобили и запчасти Автомобильная промышленность занимает одно из ведущих мест в экономике Узбекистана. В этой отрасли занято значительное число населения страны. Ежегодно производится до 200 тысяч автомобилей. Автопром Узбекистана занимает 28-е — 37-е места среди стран производящих автотранспортные средства и по этому показателю находится на втором месте после автопромышлленности России на постсоветском пространстве и на первом месте среди стран Центральной Азии. В 2010-2019 годах средный ежегодный прирост производства автомобилей в республике составил 13% (График 1).

График 1. Совопкурное производство автомобилей в России, Узбекистане и Украине (2010-2019, единицы)

Эффекты вступления Узбекистана в ЕАЭС: автомобили и запчасти










Источник: Составлено автором на данных OICA.

Евразийский экономический союз является важдным покупателем автотранспортных средств из Узбекистана: в 2018 году 61,2% автомобильного экспорта из РУз был направлен в страны-участницы ЕАЭС. В то же время, автомибили узбекского происхождения составили только 0,1% импорта ЕАЭС. Машины, произведенные в ЕАЭС, составили 19% импорта иномарок в узбекистан. Однако, несмотря на общую либерализацию внешнеэкономической политики, Ташкент продолжает ограждать национальный авторынок от иностранных конкурентов. Средняя простая импортная пошлина на ввоз автомобилей из-за границы в 2019 года составила 30%. Более того, ставка акцизного налога на иностранных автомобилей составил 70%. В этой связи вероятно, что в переговорах о возможном вступлении РУз в ЕАЭС, официальный Ташкент будет настаивать на существенных и продолжительных исключениях для сохранения своего автопрома.

В рамках Зоны свободной торговли ЕАЭС между РУз и всеми пятью государствами-членами ЕАЭС уже отменены импортные пошлины на взаимную торговлю практически всех товарных позиций (кроме некоторых, например сахара, табака и алкогольных напитков). В то же время между сторонами сохраняется множество нетарифных барьеров к торговле (НТБ), т. к. они не регулируются Соглашением о ЗСТ СНГ. Речь идет о дополнительных расходах и препятствиях для участников ВЭД, связанных с техническими регламентами и стандартами, санитарными-фитосанитарными мерами, лицензированием, квотами, акцизными налогами, субсидиями и прочими барьерами.

Прогноз

Используя модель частичного равновесия, цель настоящего анализа состоит в том, чтобы оценить вероятные эффекты от вступления Узбекистана и-или Таджикистана в ЕАЭС на торговлю автомобилями и запчастями.

Для моделирования автор использовал следующие исходные данные: 1. Двусторонние данные по торговле фруктами и овощами за 2018 год для четырех сторон (ЕАЭС, Узбекистан, Таджикистан и «остальной мир»), взятые из баз данных WITS (UN Comtrade) с использованием классификации GTAP 2012. Везде, где можно, автор предпочел данные СИФ со стороны импортера. 2. Адвалорные эквиваленты нетарифных барьеров (АВЭ-НТБ) для ЕАЭС взяты из (Knobel et al 2019), для «остального мира» — из (Niu et al. 2018), для Таджикистана – составлены автором с помощью базы данных WITS (UNCTAD TRAINS). Ввиду отсутствия АВЭ-НТБ для Узбекистана в научной литературе, автор оценил и составил его сам на основе индексов Всемирного банка: (Doing Business 2020 — trade across borders), (CPIA 2018 – trade rating), (Logistics Performance Index 2018), (MAOTRI 2012); а также с помощью списка ставок акцизного налого на импорт в РУз. 3. Совокупные адвалорные импортные тарифы РНБ за 2018 год для всех сторон взяты из базы данных ВТО (World Tariff Profiles 2019), кроме Узбекистана, для которой они взяты из последней версии официального приложения к Постановления РУз об импортных таможенных пошлинах. 4. Эластичность импорта, взятая из (Ghodsi et al. 2016) и (Tokarick 2010). Эластичность экспортного предложения и замещения были приняты как постоянные величины во всех регионах.

Сценарии вступления Узбекистана в Евразийский эконмический союз определены автором как: а. 20-процентное взаимное снижение НТБ между ЕАЭС и Узбекистаном, а также, б. как применение РУз ставок таможенного тарифа ЕАЭС в отношении третьих сторон.

Результаты

Сценарий 1. Вступление РУз в ЕАЭС

При вступлении Республики Узбекистан в Евразийский эконмический союз увеличился бы экспорт узбекских автотранспортных средств в государства-члены ЕАЭС на 9,3% (4,3 млн долларов США), экспорт евразийских машин в РУз увеличился бы на 15,6% (64,1 млн долларов США) из-за чего внутрисоюзный «экспорт» авто в/из других государств-членов ЕАЭС снизился бы на 1% (29,1 млн долларов США). Валовой эффект благосостояния (излишек производителя + излишек потребителя) Узбекистана составил бы 490,8 млн долларов США, Евразийского союза – всего 2,3 млн долларов США. Согласно результатам моделирования, ни узбекский, ни евразийский автопромы не понесли бы экономических потерь от взаимного открытия своих рынков. Однако, за счет снижения ставки ввозной таможенной пошлины РУз до уровня Таможенного союза ЕАЭС, импорт иномарок из третьих стран в Республику Узбекистан увеличился бы на 6,7% (115,2 млн долларов США), излишек узбекистанских потребителей составил бы почти 490 млн долларов США. В этой связи можно констатировать, что вхождение Узбекистана в ЕАЭС на этих условиях было бы не интересным для обеих сторон: выигрыш государств-членов Союза был бы незначительным (небольшой эффект благосостояния + снижение внутрисоюзных поставок), а выигрыш от небольшого увеличения экспорта узбекских автомарок в ЕАЭС нивелировался бы более значительным ростом ввоза зарубежных иномарок в республику (Табл 1).

Сценарий 2. Вступление РУз в ЕАЭС с изъятиями

Если при вступлении Узбекистана в ЕАЭС, официальный Ташкент и Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) договорились бы о предоставлении Республике Узбекистан изъятия в виде сохранения своей (значительно более высокой) ставки ввозной таможенной пошлины для машин из третьих стран, то импорт иномарок в РУз не увеличился бы, а сократился бы на 7,2% (123,5 млн долларов США). Экспорт узбекских автотранспортных средств в государства-члены ЕАЭС увеличился бы, как и прежде, на 9,3% (4,3 млн долларов США). В то же время экспорт евразийских авто в РУз увеличился бы на 44% (181,1 млн долларов США) из-за чего внутрисоюзный «экспорт» машин в/из других государств-членов ЕАЭС сократился бы на 2,7% (82,7 млн долларов США). И в этом сценарий, ни узбекский, ни евразийский автопромы не понесли бы экономических потерь от взаимного открытия своих рынков, но валовой эффект благосостояния (излишек производителя + излишек потребителя) Узбекистана составил бы «только» 92,8 млн долларов США, Евразийского союза – 9,4 млн долларов США (Табл 1).

ЕЭК и государства-члены ЕАЭС могли бы также предоставить дополнительное изъятие Республике Узбекистан в виде сохранения ее национального акцизного налога на машин из других-стран-участниц Евразийского экономического союза в рамках определенного переходного периода. В таком случае экспорт евразийских авто в РУз на это время не поднялся бы, но и внутренний «экспорт» автомобилей внутри Евразийского союза также не уменьшился бы. Однако без увеличения предложения автомобилей из ЕАЭС, также не увеличился бы и излишек узбекскистанских потребителей.

В любом сценарий, важно, что возможная интеграция Узбекистана в ЕАЭС сопровождалась бы стратегией взаимовыгодной промышленной корпорации между автопромами республики и других государств-членов Союза. На сегодняшний день уже реализованы проекты совместного производства легковых автомобилей, автобусов и грузовой автотехники между казахстанскими и узбекистанскими предприятиями «GM Uzbekistan», «СамАвто» и «Азия-Авто». А в конце марта 2020 года, премьер-министр Казахстана и его узбекистанский коллега дали официальный старт совместному проекту ТОО «СарыаркаАвтоПром» и АО «UzAuto Motors». На новой производственной линии до конца года будет создано более тысячи высокопроизводительных рабочих мест.

Табл. 1. Эффекты торговли и благосостояния вступления Республики Узбекистан в ЕАЭС: автомобили и запчасти

Изменение экспорта (в %) Изменение экспорта (в млн долларах США) Излишек производителя (в млн долларах США) Излишек потребителя (в млн долларах США) Валовой эффект благосостояния (в млн долларах США)
1. Сценарий – Вступление РУз в ЕАЭС
ЕАЭС в РУз 15,6 64,1 10,9 -8,6 2,3
ЕАЭС в ЕАЭС -1,0 -29,1
РУз в ЕАЭС 9,3 4,3 1,3 489,5 490,8
Остальной мир в РУз 6,7 115,2 — — —
2. Сценарий – Вступление РУз в ЕАЭС с изъятием I
ЕАЭС в РУз 44,0 181,1 30,5 -21,1 9,4
ЕАЭС в ЕАЭС -2,7 -82,7
РУз в ЕАЭС 9,3 4,3 1,3 91,4 92,7
Остальной мир в РТ -7,2 -123,5 — — —
Источник: Рассчитано автором.

Источник: http://eurasian-studies.org/archives/14633