Кубат Рахимов: Частные инвесторы из Казахстана дальновидны и прагматичны, теперь очередь инвестиций на государственном уровне

10:33 07-07-2017

© Пресс-клуб "Содружество"© Пресс-клуб "Содружество" Интервью с известным кыргызским экономистом, председателем комитета Торгово-промышленной палаты Кыргызстана по вопросам промышленной политики, экспорта и инфраструктуры Кубатом Рахимовым:

- Кубат Калыевич, перед выходом на летние каникулы казахстанский парламент ратифицировал соглашение между правительствами РК и КР, предусматривающее оказание помощи Кыргызстану на сумму 100 млн долларов. В казахстанском обществе эта новость вызывают скорее негативную реакцию: дескать, у нас достаточно своих проблем, зачем нам помогать соседям. Чтобы вы сказали по поводу этих реплик?

- Мой комментарий будет достаточно простым. Во-первых, эти деньги не передаются из рук в руки – об этом речи даже не идет. Средства, которые будут выделены по линии этого соглашения, направляются на укрепление инфраструктуры внешних рубежей Евразийского экономического союза (ЕАЭС), которая сейчас проходит на границе Кыргызстана с Китаем, Узбекистаном и Таджикистаном.

Второй момент, который необходимо отметить: эта помощь носит адресный характер и привязана во многомк казахстанским же подрядчикам: то есть почти все работы, которые будут производиться, возможно, также оборудование будет закупаться у казахстанских поставщиков. Это принцип, по которому работает инвесторы во всем мире. Так поступают, к примеру, китайцы, которые предоставляют странам льготные кредиты, но осваивают их китайские компании: если, допустим, деньги выделяются на строительство дороги, а эту дорогу строит компания China Road and Bridge. В случае с казахстанской помощи предусмотрено то же самое. По сути, эта 100-миллионная программа подразумевает прямое непосредственное участие казахстанского бизнеса в освоении этих средств.

Что касается негативных комментариев, мол, самим денег не хватает, зачем помогать соседям, то это очевидное упрощение проблемы. Двусторонние межгосударственные отношения значительно сложнее. В данном конкретном случае отложенный, долгосрочный эффект от помощи южному соседу для Казахстана превосходит затраты. Поскольку, во-первых, это позволит улучшить таможенные администрирование на внешних границах ЕАЭС. Это безусловное благо, потому что сегодня страны-члены ЕАЭС, их производители и потребители нуждаются в защите от контрабандной и контрафактной продукции.

Второе, эти деньги пойдут на укрепление технической базы лабораторий, усиление ветеринарного и фитосанитарного контроля, что прямо повлияет на качество продукции, поставляемой в режиме реэкспорта и от производителей Кыргызстана на рынок ЕАЭС. От этого, прежде всего, зависит здоровье казахстанцев, поскольку Казахстан сегодня является одним из крупнейших импортеров продовольствия из Кыргызстана. Фактически эти деньги направляются на то, чтобы обеспечить количественный и качественный контроль за кыргызстанскими сельхозпроизводителями, которые, повторюсь, ориентированы на поставки своей продукции казахстанским потребителям, а также контроль над реэкспортом.

Немаловажен и политический аспект, связанный с тем, что ЕАЭС взял на себя определенные политические обязательства по адаптации кыргызстанской экономики к условиям и требованиям интеграционного объединения.

Российская сторона, конечно, предоставила Кыргызстану максимально возможную поддержку: 200 млн долларов было выделено на укрепление инфраструктуры, к тому же ежегодно РФ делает прямые трансферты в бюджет Кыргызстана на поддержание платежного баланса на сумму не менее 30 млн долларов. Россия создала Российско-Кыргызский фонд развития с предполагаемым капиталом в один миллиард долларов – реальный размер инвестиций в фонд составил 500 млн долларов, из которых освоено чуть меньше половины.

И наконец есть еще один аспект, касающийся этих 100 млн долларов. По сути, это уже «исторические» деньги: вот уже как десять лет как Казахстан выделяет их Кыргызстану. Сначала, в 2009 году, был создан Кыргызско-казахский инвестиционный фонд с начальным капиталом в 100 млн долларов, однако пока он рассматривал проекты, в Кыргызстане произошли события 2010 года, и фонд отложил их реализацию.
После этого в фонде произошла реорганизация, совпавшая с кризисом, очень сильно ударившим по казахстанской экономике. Деятельность других аналогичных фондов – например, казахско-таджикского была приостановлена. В итоге Кыргызско-казахский инвестиционный фонд прекратил свое существование.

Потом эти 100 млн долларов снова появились в информационном пространстве уже в виде помощи на адаптацию Кыргызстана к условиям ЕАЭС. Таким образом, это в большей степени медийные, нежели реальные деньги. Но теперь есть шанс на то, чтобы эти инвестиции стали реальностью.

- Почти половина инвестиций в экономику Кыргызстана в 2016 пришла из стран ЕАЭС. Причем, по словамкыргызстанского вице-премьера Олега Панкратова, приток инвестиций из России в прошлом году вырос в два раза, а из Казахстана – в четыре. С чем это, на ваш взгляд, связан такой повышенный интерес к Кыргызстану со стороны казахстанского бизнеса?

- Часто бывает, что частные инвесторы из Казахстана оказываются гораздо более дальновидными и прагматичными, нежели представители государственных органов. Приведу два наиболее показательных примера. Первый, это KAZ Minerals Бозымчак – золотомедное месторождение в Джалал-Абадской области Кыргызской Республики. Объем инвестиций с казахстанской стороны в проект уже превысил 400 млн долларов, построена фабрика, запущено производство. Этот проект – пример того, как наши страны могут кооперироваться в промышленном производстве: концентрат с этого рудника поступает на металлургическое предприятие KAZ Minerals, расположенное на Балхаше. При этом KAZ Minerals Бозымчак очень активно участвует в подъеме экономики региона, наблюдается прочти троекратный рост ВРП только благодаря мультипликативному эффекту, которую дает деятельность предприятия, за счет того, что они нанимают людей, закупают у местных поставщиков сопутствующую продукцию.

Второй пример - это группа компаний Vizor, которая является инвестором в кыргызстанскую телекоммуникационную сферу и ритейл – владельцами третьего по размерам оператора мобильной связи «НУР Телеком», работающего под брендом «О!», а также одной из самых больших сетей розничной торговли в Кыргызстане.

Это две разные модели инвестиций, однако обе достаточно эффективные. На мой взгляд, это удачные проекты взаимодействия на двустороннем уровне. Я не беру сейчас мелких и средних казахстанских инвесторов, которые заходят на разных уровнях в кыргызстанскую экономику.

Очень важное место в экономике Кыргызстана занимают коммерческие банки с участием казахстанского капитала или 100%-ные дочки известных казахстанских банков. «Халык Банк», например, активно участвует в кредитовании реального сектора, в том числе используя средства Российско-Кыргызского фонда развития. К примеру, недавно белорусские инвесторы совместно с кыргызстанскими партнерами открыли предприятие пищевой индустрии, получив льготный кредит от РКФР через коммерческий банк, принадлежащий казахстанским акционерам. Ну чем не евразийская интеграция в действии? Четыре страны из пяти государств ЕАЭС оказались вовлечены в сделку!

Есть, конечно, обратная экспансия. Некоторые оправдавшие себя в Кыргызстане IT-проекты вышли из Кирнета с зону Казнета. Успешные кыргызстанские компании открывают в Казахстане дочерние предприятия: к таковым можно отнести Кондитерский дом «Куликовский». Сегодня, когда рынок Казахстана для этой компании стал больше, чем кыргызстанский, она не только стала наращивать объем экспорта, но и начала открывать дочерние предприятия в Казахстане.

Возвращаясь к нашему малому и среднему бизнесу, отмечу, что часть реэкспортных и логистических компаний Кыргызстана открыли свои филиалы и дочерние предприятия в Хоргосе, где есть более короткое плечо поставок в Россию. Бизнес для них знакомый, и они решили, что проще диверсифицироваться территориально, нежели поменять сферу деятельности.

Источник: http://press-unity.com/analitika/10208.html

Похожие новости: