Юрий Кофнер: Удалось ли ЕАЭС создать общие рынки фармацевтики, алкоголя, табака и энергетики

11:22 15-01-2020

Юрий Кофнер: Удалось ли ЕАЭС создать общие рынки фармацевтики, алкоголя, табака и энергетики Общие рынки фармацевтики и медицинского оборудования

Несмотря на то, что создание общего рынка лекарств и медицинского оборудования в Евразийском экономическом союзе началось только в 2017 году и еще далеко не завершено, Европейская федерация фармацевтической промышленности и ассоциаций (EFPIA) уже назвала его «историей большого успеха».

Для обеспечения функционирования единого рынка лекарственных средств до 2019 года было принято 37 актов Комиссии, которые предусматривают регулирование основных этапов обращения лекарственных средств: разработку, исследования, производство, регистрацию, оптовую торговлю, фармаконадзор. Гармонизация стандартов внутри ЕАЭС, а также взаимное признание «Надлежащих производственных процедур» (Good Manufacturing Procedures, GMP), «Надлежащих процедур документирования» (Good Documentation Procedures, GDP), клинических испытаний и оценки лекарств, создание евразийской фармакопеи, а также обеспечение единообразия досье «Общего технического документа» (Common Technical Document dossier) означают, что лекарства, зарегистрированные в одном из государств-членов ЕАЭС, теперь могут свободно распространяться во всех других государствах-членах.

Кроме того, все вышеупомянутые нормативы и стандарты на 95% соответствуют европейским аналогам, например, руководящим принципам и правилам качества «передовой практики» (GxP) Евросоюза, а также « Международной конференции по гармонизации технических требований для регистрации лекарственных препаратов для человека »(International Conference on Harmonization of Technical Requirements for Registration of Pharmaceuticals for Human Use, ICH).

Другим важным аспектом является цифровизация рынка, которая создает как возможности, так и новые барьеры. Например, план России по внедрению цифрового отслеживания лекарственных средств с использованием передовых QR-кодов может быть очень обременительным для производителей, и возникают вопросы относительно точного содержания нормативного выравнивания защиты данных в ЕАЭС. Это указывает на то, что координация цифровых стандартов становится все более важной, чтобы избежать новых технических барьеров в торговле.

Общие рынки алкогольной и табачной продукции

Создание общих рынков алкоголя и табака в ЕАЭС с гармонизированным регулированием является сложным вопросом ввиду их значения для здоровья нации, а также их фискальной и социально-экономической значимости для государств-членов. Например, общий объем акцизных сборов, собранных в России в 2018 году, составил 1,5% ВВП страны и 4,3% доходов ее бюджета.

Хотя переговорный процесс по гармонизации акцизных ставок начался еще в 2012 году, все эти годы вопрос о диапазоне отклонений от ориентировочной ставки акциза оставался нерешенным, особенно для категории самых дешевых сигарет. Для этого есть две причины. Во-первых, страны ЕАЭС имеют разные уровни экономического и социального развития, и, соответственно, различия в ставках акцизов являются условным барьером для взаимного доступа подакцизных товаров на рынки стран-участниц. В России пачка сигарет стоит в среднем 105 рублей, в Белоруссии — 32 рубля, в Армении — 50 рублей, а в Кыргызстане — 53 рубля. Это также основа для их неконтролируемого трансграничного потока и расширения теневого сектора. Только в 2018 году доля контрафакции и контрабанды сигарет удвоилась: в третьем квартале 2018 года она составила 8,4% от общего российского рынка по сравнению с 4,5% в июле-сентябре 2017 года. Почти треть всех нелегальных сигарет в России белорусского происхождения.

В 2019 году правительствам наконец удалось достичь консенсуса в отношении диапазона отклонений от ориентировочных ставок акцизов на табачные изделия и алкогольную продукцию: во-первых, начиная с 2024 года, государства-члены должны устанавливать ставки акцизов на сигареты на основе ориентировочной ставки 35 евро за 1000 сигареты с отклонением не более 20% выше или ниже. Во-вторых, к 2024 году ориентировочная ставка акцизного налога на алкогольную продукцию с объемной долей этилового спирта более 9% (в Беларуси — 7% и более) должна составить 9 евро за 1 литр безводного этилового спирта. Были установлены следующие диапазоны отклонений: для Армении и Кыргызстана — не более 40% ниже и не более 10% выше; для Беларуси, Казахстана и Российской Федерации — не более 15% ниже и не более 10% выше. Также Совет ЕЭК принял технический регламент ЕАЭС «О безопасности алкогольной продукции», который устанавливает единые требования безопасности к алкоголю и процессам его производства, хранения, транспортировки и т. д., которые являются обязательными дл. Это позволит государствам-членам обеспечить обращение алкогольной продукции без дополнительных требований.

Общие энергетические рынки

На Евразийский экономический союз приходится 14,5% (6342 млн. тонн) мировой добычи нефти, 20,2% (744,7 млрд. куб. м.) мировой добычи природного газа и почти 5% (1225 млрд. КВтч) генерации электроэнергии в мире. Минеральные продукты составляют почти 1/3 внутренней торговли ЕАЭС и почти 2/3 его торговли с остальным миром (диаграмма 1, таблица 1). Пошлины и налоги энергетического сектора вносят значительный вклад в национальные бюджеты России, Казахстана и Беларуси. Этот сектор также играет важную роль в промышленной интеграции в рамках ЕАЭС. В 2018 году производство кокса и нефтепродуктов заняло первое место с точки зрения увеличения совместных поставок между государствами-членами, с увеличением на 33% в годовом исчислении. Кроме того, стоимость первичных энергоресурсов сильно влияет на конкурентоспособность производителей электроэнергии, в то время как многие электростанции в Союзе работают на газе (таблица 2).

Диаграмма 2. Доля минеральных продуктов в структуре внутренней и внешней торговли ЕАЭС (в%, 2014-2018 гг.)

Юрий Кофнер: Удалось ли ЕАЭС создать общие рынки фармацевтики, алкоголя, табака и энергетики













Таким образом, планы правительств государств-членов Союза создать общие энергетические рынки — для электроэнергии к концу 2019 года [5] и для газа, нефти и нефтепродуктов к 2025 году — являются амбициозной и сложной задачей. Данные рынки должны будут регулироваться в рамках скоординированной энергетической политики. В настоящее время проекты соответствующих программ и планов действий были разработаны и частично утверждены. Они должны предусматривать общее регулирование, устраняя основную часть существующих исключений и ограничений в энергетическом секторе, а также обеспечить принципы конкуренции и недискриминации на будущих общих рынках.

Основной особенностью, влияющей на подходы к созданию общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов в ЕАЭС, является неравномерное географическое распределение энергоресурсов в Союзе, где Россия и Казахстан являются нетто-экспортерами, а другие страны-члены являются нетто-импортерами. Таким образом, реализация мер не является полной, что уже создает риски нарушения сроков запуска общих энергетических рынков. Различные предложения по регулированию реализации скоординированной энергетической политики в рамках Союза в настоящее время не поддерживаются всеми государствами-членами.

В нефтяном секторе с 2021 по 2024 годы необходимо разработать и принять: единые правила доступа к транспортным системам; правила торговли и биржевой торговли; система обмена информацией. Здесь основной проблемой является отмена государственного регулирования цен на нефтепродукты, что не делают все страны. Другой проблемой является недискриминационный доступ к инфраструктуре. Кроме того, белорусская сторона очень обеспокоена так называемым российским налоговым маневром — отменой экспортных пошлин на нефтепродукты в третьи страны, которые ранее шли в белорусский бюджет, и введением налога на добычу сырой нефти. Взамен правительство России предлагает только российским компаниям компенсационные субсидии на переработку нефти. Поскольку ЕАЭС работает по принципу добросовестной конкуренции и общих правил предоставления субсидий, компромиссным решением может стать расширение этих компенсаций для белорусских НПЗ (Таблица 3), возможно, в рамках Союзного государства. В связи с этим в настоящее время ведутся переговоры по глубокой интеграции, включая даже общий налоговый режим внутри Союзного государства .

В газовом секторе с 2020 по 2023 годы необходимо разработать и принять: правила торговли газом; порядок проведения биржевых торгов газом; протоколы о соответствии для обеспечения доступа к национальным газотранспортным системам; система обмена информацией. Здесь остается одно несогласие относительно того, как будет определяться цена на транзит газа. У сторон разные подходы. Один из подходов заключается в том, что цена транзита должна быть общей для всех стран и не должна превышать цены, действующие в России. Второй подход заключается в том, что метод определения цены транзита выведен на наднациональный уровень. Третья позиция заключается в том, что национальные правительства в соответствии с Договором о ЕАЭС имеют право определять стоимость транзита внутри страны. Среди этих подходов компромисс еще предстоит найти.

Вывод

ЕЭК и государства-члены добились относительно хороших успехов в создании необходимой основы для надлежащего функционирования общих рынков фармацевтики, алкоголя и табака. Одновременно, прогресс в деликатном вопросе интеграции национальных рынков газа, нефти и нефтепродуктов еще предстоит увидеть, поскольку энергетический сектор имеет большое экономическое значение для государств-членов и в то же время распределяется между ними неравномерно. В настоящее время вряд ли будет достигнут установленный срок создания общих энергетических рынков к 2025 году, поскольку этот сектор уже создал почти 20% всех препятствий, зарегистривоанных в Белой книге ЕЭК.

Источник: http://eurasian-studies.org/archives/14225

Похожие новости: