Юрий Кофнер: Десять причин, почему вступление в ЕАЭС выгодно для Азербайджана

09:00 13-02-2020

Юрий Кофнер: Десять причин, почему вступление в ЕАЭС выгодно для Азербайджана Вступление Азербайджана в Евразийский экономический союз удешевил бы импортные промежуточные товары для азербайджанской промышленности, нарастил бы экспорт агропрома и не-нефтяного сектора республики на USD 280 млн., многократно улучил бы условия работы и жизни азербайджанских трудовых мигрантов и создал бы благоприятные условия для привлечения прямых инвестиций. В итоге ВВП Азербайджана мог бы быть на 0,6% выше, чем сейчас.



Евразийский экономический союз — это прежде всего таможенный союз и стремление создать общие рынки для свободного передвижения товаров, услуг, рабочей силы, капиталов и «цифр». Кроме этого, ЕАЭС формирует обширную сеть зон свободной торговли во всем мире. Соответственно необходимо по всем этим аспектам анализировать возможные сложности и вероятные выгоды от более тесного сотрудничества Азербайджана с ЕАЭС.

Согласно опросу, проведенному Аналитическим центром при Правительстве РФ летом 2018 года, почти 40% делового сообщества Азербайджана приветствовало бы более тесные торгово-экономические отношения республики с Евразийским союзом

Товарный рынок

В начале надо признать, что во внешней торговле республика не зависит от ЕАЭС в качестве покупателя азербайджанской продукции. Только 2% ее экспорта идет в страны Евразийского союза. Однако, дело не том, что объёмный евразийский рынок в 184 млн. человек не интересен для азербайджанских предпринимателей, а в подавляющей зацикленности Азербайджана на продажи минеральных продуктов, составляющих почти 95% экспорта республики. С такой структурой экспорта она, конечно, конкурирует с ЕАЭС, где нефть и газ составляют тоже почти 63% поставок на зарубежные рынки. Неудивительно, что композиция азербайджанского экспорта соответствует структуре импорта ЕАЭС лишь на 7%. Для сравнения – у Узбекистана с ЕАЭС данный индекс торговой комплементарности составляет 36%.

Но на самом деле это не страшно. Во-первых, для интеграции большие потоки взаимной торговли желательны, но вовсе не обязательны. В таких интеграционных объединениях, как MERCOSUR и USMECA доля взаимной торговли во всей торговле объединения составляет лишь 14-16%. ЕАЭС впадает в эту категорию. В то же время создание своего «собственного» регионального рынка для продажи не-сырьевых товаров является важным шагом в сторону избавления от «нефтяной иглы». Это стало одной из важных причин, подвивших Россию и Казахстан на интеграцию. Что же для Баку может реально стать региональным рынком для потенциального сбыта не-сырьевой продукции? Ближний Восток, с одной стороны, и постсоветское пространство, с другой. Это первый аргумент в пользу ЕАЭС.

Кстати, с октября 2019 года ЕАЭС имеет зону свободной торговли с Ираном. Теперь в том числе и у Армении есть преференциальный доступ на иранский рынок. И за счет совокупного веса «евразэсовского» рынка, те условия, которые были выработаны в ходе переговоров между Евразийской экономической комиссией (ЕЭК) и Тегераном, гораздо более выгодные для Армении, чем если бы Ереван ввел эти переговоры в двустороннем формате. Вот второй аргумент почему участие в ЕАЭС могло бы быть интересным для Баку – для улучшения своей переговорной позиции по отношению к третьим странам. На ближайшее время ЕЭК планирует подписание соглашений о ЗСТ еще с Египтом и Индией. И это только по южному направлению.

Во-вторых, 20% всего импорта в Азербайджан приходится на страны ЕАЭС. Это довольно много. Многие думают, что участие в интеграционных объединениях нужно только для того, чтобы страна могла лучше и больше экспортировать туда. Но это на самом деле только половина вопроса. Либерализация торговли во рамках регионального объединения также помогает улучшить качество импортируемых товаров, и сделать их дешевле. Ведь самому все производить – это просто неэффективно. В итоге от более качественного и дешевого импорта выигрывают и домашние хозяйства и национальный бизнес. Поставки ЕАЭС соответствуют азербайджанской структуре импорта на 38%, что довольно много. В 2018 году три основные товары, импортируемые из ЕАЭС в республику, были: металлопродукция на USD 325 млн (14.5% всего импорта из ЕАЭС), лесоматериалы на USD 268 (12%), а также зерно на USD 225 млн (10%). Первые две – полу-готовые изделия, третье – сыре. Т. е., при гипотетическом вступлении в ЕАЭС Азербайджан по идее отменяет свои импортные пошлины на эти товары. Следовательно, данный импорт будет дешевле для дальнейшей переработки азербайджанскими предприятиями, что означает увеличение прибыли национального бизнеса, и, возможно, более дешевую продукцию для конечного потребителя. Вот третий аргумент в пользу ЕАЭС.

Четвертый аргумент в пользу евразийской интеграции в том, что открыла бы значительные возможности для наращивания азербайджанского экспорта на евразийский рынок. Используя гравитационную модель для оценки экспортного потенциала (Decreux et al. 2016) мы можем оценить, что при вступлении в ЕАЭС экспорт Азербайджана на общий рынок Союза мог бы увеличиться бы на USD 251 млн., что равнозначно увеличению ВВП Азербайджана на 0,5%. В таком случае итоговый объем экспорта в страны-участницы ЕАЭС составлял бы почти 4% всего мирового экспорта республики. Условно, от вступления республики в ЕАЭС каждый азербайджанце стал бы богаче на USD 25 тыс.

По сравнению со сценарием без интеграции, экспорт Азербайджана в Армению мог бы увеличиться в среднем на 107%, в Беларусь на 154%, в Казахстан на 161%, в Кыргызстан на 121%, в Россию на 44% и в ЕАЭС в целом на половину.

Наибольшим экспортным потенциалом обладают азербайджанские помидоры и фрукты. Вставь членом Союза, дополнительные поставки одних лишь помидоров из Азербайджана на рынки и супермаркеты ЕАЭС могут составит USD 101 млн.

Но это еще не все. Как уже сказано, ЕАЭС имеет соглашения о свободной торговле с Сербией, Ираном, Вьетнамом и Сингапуром. К 2025 году (скорее всего гораздо раньше), туда добавятся ЗСТ с Индией, Израилем и Египтом. При вступлении в Союз Азербайджан получил бы свободный доступ на эти рынки, что мог бы привести к наращиванию экспорта на них на USD 28 млн. дополнительно. Вот пятый аргумент за ЕАЭС.

В итоге, при вступлении в Евразийский экономический союз ВВП Азербайджана мог бы быть на 0,6% выше и каждый азербайджанец на USD 28 тыс. богаче, чем без вступления.

Корректности рады надо отметить, что приведенные оценки являются довольно предварительными и не учитывают возможные отрицательные эффекты в связи с возможным повышением средней тарифной защиты республики по отношению к третьим странам на 2,2% до общесоюзного уровня. В то же время конечные положительные эффекты могут быть даже выше, ведь данная модель не учитывает мультипликативный межотраслевой эффект в экономике, т. е. как вышеприведенное наращивание экспорта может привести к подъему спроса на товары и услуги косвенных секторов.

Транзит

Одним из известных крупнейших транспортно-инфраструктурных проектов, который представляет интерес для Баку, является проект международного транзитного коридора «Север-Юг» («Пряный путь»). Данный железнодорожный грузовой коридор должен связывать северо-западную часть ЕАЭС с Индией, с которой ЕЭК планирует подписать соглашение о зоне свободной торговли, через территорию Ирана, с которым Союз уже имеет ЗСТ. Географически Азербайджан был бы идеально расположен для того, чтобы стать центральным звеном на этом пути. Объем потенциального грузопотока в рамках коридора «Север-Юг» оценивается на уровне 20 млн. тонн в год. Однако, неучастие республики в зоне свободной торговли СНГ и не-членство в ЕАЭС пока были одним из главных факторов, сдерживающих окупаемость такого коридора.

Наряду с этим, в рамках ЕАЭС ведется работа по созданию единого транспортного пространства. На деле это означает, что уже унифицированы внутригосударственные тарифы на железнодорожную перевозку грузов, а по введению унифицированного транзитного тарифа сейчас ведется актуализация положений Договора о ЕАЭС. Эффект уже налицо: за период с 2014 по 2018 годы железнодорожный грузовой оборот (измеряется в тонно-километрах) внутри ЕАЭС вырос почти на 3% в среднем ежегодно, в то время как в Азербайджане он падал на 11,5% в среднем каждый год. Шестой аргумент: Азербайджан мог бы существенно выиграть от своего географического положения, став участником единого транспортного пространства ЕАЭС.

Рынок труда

Успех ЕАЭС был наиболее выраженным в создании единого рынка труда. По состоянию на начало 2020 года все граждане государств-членов могут свободно переезжать и работать по всей территории Евразийского экономического союза. Все пользуются одинаковыми трудовыми и социальными правами, в том числе: устройство на большинство профессий без дополнительных документов и разрешений; взаимное признание большинства образовательных сертификатов; налоговое и пенсионное резидентство; бесплатная скорая помощь и основная медицинская страховка для всех членов семьи; бесплатное образование (от детского сада до вуза) для всех членов семьи. Поэтому седьмой аргумент: встав членом Евразийского экономического союза азербайджанце, приезжающие на работу в государства-члены Союза получат те же преференции, как и все остальные трудящиеся объединения. Эффект создания единого рынка труда заметен: ежегодные темпы прироста денежных переводов физических лиц из России в страны ЕАЭС в 2015-2018 годах были в среднем на полутора раза выше, чем такие переводы в Азербайджан. За последние пять лет в Россию ежегодного прибывали около 25 тыс. граждан Азербайджана. Большая часть приезжает для работы. Их денежные переводы составили USD 800 млн. в среднем ежегодно.

Прямые инвестиции

Регулирование прямых иностранных инвестиций напрямую не отведено на наднациональный уровень ЕАЭС и не входит в компетенции ЕЭК. Тем не менее можно предположить, что региональная экономическая интеграция создала в рамках Союза относительно более благоприятные условия в данной сфере. Так, из-за экономического кризиса в целом за 2015-2018 годы падали прямые инвестиции из России в страны постсоветского пространства. Однако, в государства-члены ЕАЭС они падали в среднем на 15 раз меньше ежегодного, чем российские ПЗИ в другие страны СНГ. За этот период российские ПЗИ в Азербайджан составили USD 27,5 млн в среднем ежегодно. Восьмой аргумент: вступление в Евразийский экономический союз может создать более благоприятные предпосылки для наращивания евразийских инвестиций в республику.

Кстати, Азербайджан также смог бы рассмотреть стать членом Евразийского банка развития (ЕАБР) и Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Условия участия, скорее всего, могли бы быть похожи на условия участия Беларуси, которая с Азербайджаном имеет схожий уровень ВВП по ППП (USD 189 млрд. и USD 179 млрд., соответственно). Внеся 1% (USD 70 млн.) в уставной капитал банка (USD 7 млрд.), в Республику Беларусь к началу 2020 года направились почти 14% средств (USD 1,2 млрд.) из общего инвестиционного портфеля банка (USD 8,9 млрд.). И внеся 0,1% (USD 10 млн.) в общие средства фонда (всего USD 8,5 млрд.), Минск взамен может претендовать на 21% (USD 1,8 млрд.) данных средств в виде кредитов и грантов. Объем портфеля с учетом реализованных и текущих проектов ЕФСР в РБ к началу 2020 года составила USD 4,6 млрд. ЕАБР дает инвестиции по льготным ставкам на инфраструктурные проекты в основном в области энергетики, транспорта, промышленности и АПК. ЕФСР направлен на поддержку макроэкономической стабильности и долгосрочного экономического развития. Главными «донорами» в обеих институтах развития являются Россия и Казахстан (ЕАБР: 66% и 33%; ЕФСР 88% и 11%). Выгодная инвестиционная и финансовая поддержка от ЕАБР и ЕФСР – девятый аргумент в пользу евразийской ориентации Баку.

Национальный суверенитет

При вступлении в Союз ВПП Азербайджана составил бы 4% от совокупной экономики ЕАЭС, и его население – 5% от совокупного населения объединения. В расширенном Союзе за счет Российской Федерации пришлось бы 81% ВВП и 76% населения Союза. Одновременно расширился бы экономический и демографический вес других государств-членов объединения – до 19% и 24% соответственно. Таким образом, ВВП по паритету покупательной способности расширенного ЕАЭС в 2018 году составил бы USD 4,9 трлн., его население – 194 млн. человек.

Но это на самом деле не так уж важно. В отличие от того, на чем настаивает популистская пропаганда, органы и механизм принятия решения ЕАЭС построены на демократической основе. Все решения между государствами-членами должны приниматься консенсусом, и каждое государство-член имеет один голос, независимо от экономического веса или численности населения.

Не Владимир Путин, а Нурсултан Назарбаев в 1994 году первым из постсоветских государственных деятелей предложил создать Евразийский союз. По его мнению, новый Союз должен был основываться на новых принципах: приоритет экономических выгод над политическими соображениями, сохранение национального суверенитета, добровольная и постепенная интеграция, невмешательство во внутриполитическую систему государств-членов. Именно так и внесено в Договор о ЕАЭС.

В отличие от ЕС, повестка интеграции ЕАЭС и полномочия ее Евразийской экономической комиссии ограничены исключительно экономическими вопросами. Евразийский экономический союз не проводит «политику ценностей» и не вмешивается во внутриполитическую систему своих государств-членов. Дэвид Лэйн, исследователь Кембриджского университета, по этому поводу писал: «Евразийский экономический союз создает горизонтальные демократические условия между его государствами-членами, в то время как Европейский союз, по своему усмотрению, предписывает «демократизацию» внутри государств».

Основываясь на правилах ВТО и европейском опыте интеграции, ЕАЭС стремится создать большую законность, условия для либеральной рыночной экономики и строгие многосторонние «правила игры», которых должны придерживаться все государства-члены, включая Москву. И несмотря на периодически возникающие изъятия и барьеры, по глубине институциональной интеграции и формирования общих рынков ЕАЭС уже сейчас находится на втором месте после Евросоюза, опережая по данным показателям такие объединения как МЕРКОСУР и АСЕАН.

Кстати, штаб-квартира EЭK напоминает не старомодное советское министерство, а современный офис какой-то из международных консалтинговых фирм. В такой атмосфере ЕЭК постоянно пытается внедрить лучшие мировые практики и стандарты. К тому же довольно хорошо заработал Суд ЕАЭС, который находится в Минске. Он уже вынес ряд важных дел против российских актёров и в пользу наднационального права, например, по что граждане ЕАЭС не могут считаться иностранными легионерами.

Впервые в истории Евразии, евразийский интеграционный проект является первым полностью мирным, добровольным, формально демократическим, равноправным и ориентированным на рыночную экономику объединением стран и народов региона. Цели, структура и механизм принятия решений в ЕАЭС – десятый аргумент почему Азербайджану стоило бы рассмотреть возможность вступления в Евразийский экономический союз.

Источник: http://eurasian-studies.org/archives/14392

Похожие новости: