Александр Шустов: Евразийская «пятерка» оказалась вполне устойчивой к кризису

10:43 28-09-2020

Александр Шустов: Евразийская «пятерка» оказалась вполне устойчивой к кризису Статистика товарооборота стран ЕАЭС за первое полугодие 2020 г. показывает, что внешняя торговля объединения падает быстрее, чем внутренняя. А это означает, что в условиях кризиса Евразийский союз стал для его участников стабилизирующим фактором, позволяющим отчасти смягчить негативные последствия спада.

В январе-июне 2020 г. объем внешней торговли государств ЕАЭС по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократился в стоимостном выражении на 16,2% (с 353,2 до 295,2 млрд долл.), или более чем на 1/6. Главной причиной его сжатия стали карантинные ограничения, спровоцировавшие падение спроса на основные экспортные товары союзных государств со стороны третьих стран. Кризис, в частности, вызвал падение спроса на сырье и, прежде всего, топливо, которое в условиях сокращения передвижения транспорта оказалось не столь востребованным, как ранее. Так, мировая цена на нефть марки «Юралс», по данным Росстата, в июне составила 65% от ее стоимости в декабре 2016 г., а стоимость российской нефти сократилась еще более значительно, упав до 56% от декабрьского уровня.

Из-за падения стоимости и объемов поставок сырьевых товаров, преобладающих в торговле ЕАЭС с третьими странами, темпы падения экспорта в первом полугодии оказались втрое выше импорта. Если совокупный экспорт государств Союза за январь-июнь сократился на 21,4%, то импорт – всего на 7%. Как следствие, профицит внешней торговли ЕАЭС по сравнению с первым полугодием 2019 г. упал более чем на треть (с 99,6 до 60,1 млрд долл.).

Наиболее значительным падение экспорта оказалось у России, которая обеспечивает более 80% общесоюзных поставок товаров в третьи страны и лидирует по объемам продаж минеральных ресурсов (нефть, газ, каменный уголь и т. п.). В стоимостном выражении российский экспорт упал почти на четверть (-23%). Более значительно объем экспорта сократился лишь у Белоруссии (-29,5%), экономика которой в первом полугодии оказалась в кризисном состоянии.

В то же время у Казахстана, также поставляющего за рубеж главным образом сырьевые ресурсы, экспорт товаров в третьи страны за январь-июнь сократился всего лишь на 8%. По данным Национального банка республики, из-за падения контрактных цен экспорт нефти и газового конденсата в первом полугодии сократился в стоимостном выражении на 8,5%, а совокупный объем экспорта, включая поставки в страны ЕАЭС, – на 10,7%. Экспорт России за январь-июнь снизился на 22,6%, в том числе продукции ТЭКа более чем на треть. Особенно сильно упал экспорт природного газа, доходы от которого в первом полугодии сократились вдвое. Кроме того, на треть в долларовом выражении снизились поставки за рубеж российского каменного угля. В результате кумулятивного действия этих факторов падение российского экспорта оказалось гораздо более значительным, чем у второй экономики ЕАЭС Казахстана.

Единственной страной Союза, нарастившей объем экспорта, оказалась Киргизия. За первое полугодие ее экспорт увеличился на 15,1%, составив 730,1 млн долл. Произошло это за счет главного экспортного товара республики золота. За январь-июнь Киргизия продала за рубеж 10 тонн 240,8 килограмма этого металла, полностью поставленного Великобритании за 538 млн долл. То есть на долю золота пришлось почти три четверти всего киргизского экспорта, общий объем которого по-прежнему невелик, а внешнеторговый баланс остается дефицитным. Для сравнения: в первом полугодии 2019 г. стоимость поставленного Киргизией за рубеж золота, также полностью проданного Великобритании, составила 394,7 млн. В отличие от топлива, цены на золото в первом полугодии выросли на 30%, что в сочетании с увеличением физического объема поставок и предопределило увеличение киргизского экспорта. Кроме того, в январе-июне республика почти вдвое увеличила в денежном выражении экспортные поставки серебра (с 1,4 до 3,6 млн долл.), проданного Швейцарии.

Профицит внешней торговли в первом полугодии имели только две страны ЕАЭС – Россия (48,2 млрд долл.) и Казахстан (13,5 млрд), благодаря которым совокупный экспорт Союза по-прежнему превышает импорт. Киргизии в первом полугодии удалось свести дефицит внешней торговли до минимума (-40,8 млн долл.). Правда, одной из главных причин этого, помимо роста цен на золото, как раз и стало падение цен на нефтегазовые ресурсы, позволившее сократить затраты на их импорт. Однако в случае возобновления роста цен на нефть внешнеторговый баланс КР вновь может ухудшиться.

Наиболее высоким дефицит внешней торговли в январе-июне оказался у Белоруссии (1,1 млрд долл.). Показательно, что после августовского политического кризиса, вызванного массовыми протестами против результатов президентских выборов, Минску срочно потребовался очередной российский кредит в размере 1,5 млрд долл., размер которого как раз достаточен для покрытия торгового дефицита.

Взаимная торговля между странами ЕАЭС в первом полугодии сократилась чуть меньше внешней (на 14,1% против 16,2%). Ее снижение было вызвано как падением цен, так и сокращением физического объема товарных потоков. По оценке ЕЭК, снижение средних цен обусловило сокращение объема внутрисоюзной торговли на 68%, а уменьшение товарной массы – на 32%. То есть главным фактором сжатия внутрисоюзного рынка стало именно падение цен. Тем не менее более низкие цены не смогли остановить сокращение спроса на товары, который упал на треть. Поскольку же главным товаром во внутрисоюзной торговле являются минеральные ресурсы, включая нефть и газ, падение их стоимости на мировых рынках не могло не повлиять на экономики ЕАЭС. Доля минеральных продуктов в структуре взаимной торговли стран Союза по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. снизилась с 26,1 до 19,9%, что объясняется в первую очередь именно снижением цен на топливо.

Структурные изменения в торговле между странами ЕАЭС на протяжении первого полугодия вообще весьма примечательны. Так, доля машин и оборудования по сравнению с январем-июнем 2019 г. осталась практически на прежнем уровне и даже немного увеличилась (с 19,7 до 20,1%), тогда как продовольствия выросла с 15,6 до 18,8%. Спрос на него в условиях кризиса, вызвавшего активную скупку населением товаров первой необходимости и продуктов длительного хранения, увеличился, в связи с чем агропромышленный комплекс, в отличие от всех остальных отраслей экономики, сохранил положительную динамику.

Объем экспорта большинства товаров во взаимной торговле государств ЕАЭС за январь-июнь снизился. Причем наиболее значительным было падение экспорта минеральных продуктов, который сократился более чем на треть при совокупном падении экспорта на 14,1%. И только торговля продовольствием и сельскохозяйственными товарами за этот период увеличилась на 3,9%.

Падение экспортных поставок на внутрисоюзный рынок в первом полугодии наблюдалось у всех стран ЕАЭС. Наиболее значительным оно было у Киргизии (-25%), которая, однако, сумела увеличить поставки продовольствия и сельхозсырья. Столь значительное падение киргизского экспорта выглядит весьма тревожной тенденцией, поскольку интеграция республики в экономическую систему ЕАЭС до сих пор оставляет желать лучшего. Второе место по темпам падения занимает Армения (-18%), у которой падения экспорта наблюдалось по всем статьям. За ней следуют Россия (-16%), Казахстан (-9,7%) и Белоруссия (-6,1%). Нарастить продовольственный экспорт в условиях кризиса смогла только Россия, тогда как у Белоруссии, обладающей развитым сельским хозяйством, он остался на прежнем уровне, а у Казахстана – сократился.

В целом же опережающее падение объемов внешней торговли по сравнению с взаимным товарооборотом на фоне глубокого экономического спада выглядит обнадеживающим фактом, позволяющим говорить о стабилизирующем воздействии ЕАЭС на экономики его участников. В условиях кризиса взаимная торговля оказалась способной хотя бы отчасти выступить в роли амортизатора, снижающего негативное воздействие финансовых шоков от падения мировых цен на сырье и энергоносители.

Источник: https://www.ritmeurasia.org/news--2020-09-26--evrazijskaja-pjaterka-okazalas-vpolne-ustojchivoj-k-krizisu-51077