Юрий Кофнер: Рейтинг победителей: кто выигрывает от ЕАЭС

13:28 29-09-2020

Юрий Кофнер: Рейтинг победителей: кто выигрывает от ЕАЭС Без учета торговли энергетическими товарами (нефть, уголь, газ) почти все государства-члены ЕАЭС получили очевидные выгоды от членства в Евразийском экономическом союзе – об этом говорят результаты комплексного анализа затрат и выгод, проведенного младшим экономистом мюнхенского Института интеграции рынков и экономической политики Юрием КОФНЕРОМ.

Исследование охватывает внутрисоюзное движение товаров, услуг, рабочей силы, капитала, а также межбюджетные переводы таможенных доходов в период с 2015 по 2018 гг.

Именно по данным выбранного хронологического отрезка дается оценка влияния евразийской интеграции на экономику каждой из стран-членов ЕАЭС.


Минск

За исключением торговли энергоносителями, Беларусь с другими странами-участницами объединения имела положительное сальдо по всем статьям платежного баланса. В результате Минск стал основным бенефициаром евразийской интеграции, которая увеличивала ВВП республики в среднем ежегодно на почти 12 %.

Примечательно, что в Беларуси чистый профицит внутрисоюзной торговли услугами в среднем составлял более 560 млн долларов в год.

Более того, положительное сальдо торговли услугами Беларуси увеличилось почти на 9 % и, по сравнению с другими странами-членами, имело большее значение для экономики страны. Иными словами, Минск получает существенный выигрыш от общего рынка услуг.

Бишкек

На втором месте по позитивности эффекта евразийской интеграции оказался Кыргызстан.

Членство в ЕАЭС в среднем ежегодно увеличивало ВВП кыргызской республики почти на 10 %, в основном за счет денежных переводов трудовых мигрантов, за счет прямых иностранных инвестиций, а также благодаря перераспределению части таможенных доходов союза.

Ереван

Участие в общем рынке ЕАЭС приносило экономике Армении в среднем почти 4 % в год.

Чистые денежные переводы трудящихся в России и перераспределение таможенных доходов также стали основными источниками выигрыша. Хотя туристический бизнес в Армении и Кыргызстане имеет высокий потенциал, очевидно, что экспорт туристических услуг не мог компенсировать импорт услуг из других стран-участниц ЕАЭС.

Москва

Анализ показал, что, вопреки широко распространенному мнению, ЕАЭС не является исключительно геополитическим проектом Москвы, поскольку союз приносит России только конкретные и в меру ограниченные экономические выгоды в размере 1,1 % ее ВВП без торговли топливом и 1,7 % ВВП с учетом торговли энерготоварами.

Согласно Договору о ЕАЭС, все суммы ввозных таможенных пошлин, взимаемых национальными таможенными органами, сначала зачисляются на общесоюзный счет, после чего уже общая сумма перераспределяется между государствами-членами по определенной квоте. В соответствии с этим соглашением, благодаря трансфертам из Российской Федерации другие государства-члены получают более высокие суммы импортных таможенных доходов, чем они собирают в действительности.

Казахстану доставался самый крупный перевод: в среднем страна ежегодно получала на 800 миллионов долларов больше, чем собирает фактически. В целом трансферты таможенных доходов увеличили ВВП республики на 0,5 % каждый год.

Нур-Султан

С учетом торговли энергоносителями и даже без нее Казахстан был единственным государством-членом, которое испытало отрицательный эффект на благосостояние от участия в ЕАЭС – с формальным вычетом от 4,4 до 4,6 % его ВВП в среднем ежегодно. Основной причиной этого стало отрицательное сальдо товарооборота с другими партнерами по союзу.

Однако, по мнению автора, данная ситуация вызвана и усугублена не членством республики в ЕАЭС, а односторонней структурой промышленности Казахстана, которая базируется на экспорте углеродов, полезных ископаемых и металлов.

Нур-Султан не смог компенсировать дефицит внутрисоюзной торговли товарами ни положительными и удвоенными инвестиционными потоками внутри ЕАЭС; ни высоким уровнем трансфертов таможенных доходов; ни экспортом услуг, как, например, Франция делает на едином внутреннем рынке ЕС. По крайней мере, Казахстан не вынужден компенсировать дефицит торгового баланса внутри союза за счет увеличения суверенного долга, как в случае с Италией в еврозоне. Скорее, Казахстан компенсирует свой дефицит в рамках ЕАЭС за счет значительного положительного сальдо в торговле со странами, не входящими в союз, которое в 2015-2018 годах составляло в среднем 25,1 миллиарда долларов США в год.

Экономическое пространство – нужно ли?

Экономист также подсчитал важность единого экономического пространства в целом.

Так, внутрисоюзная торговля товарами и услугами, взаимные инвестиции, взаимные денежные переводы трудящихся, а также все собранные импортные таможенные поступления вместе составляют 5 % всего валового внутреннего продукта ЕАЭС в среднем ежегодно на 2015-2018 гг.

Без таможенных пошлин, взимаемых на внешней границе интеграционного блока, экономическая значимость единого внутреннего рынка составляет 4,2 % ВВП ЕАЭС. Однако следует добавить, что оба показателя приведены без учета мультипликативного эффекта.

Источник: https://ia-centr.ru/experts/yuriy-kofner/reyting-pobediteley-kto-vyigryvaet-ot-eaes-analiz-yuriya-kofnera/