Денис Буконкин: Цифровая повестка ЕАЭС в 2021 году

13:37 28-12-2020

Денис Буконкин: Цифровая повестка ЕАЭС в 2021 году Разноуровневые карантины и локдауны, вызванные пандемией коронавируса в 2020 г., вынудили мир активнее использовать цифровые технологии. Удаленная работа, дистанционное образование, онлайн-покупки и предоставление услуг стали рутиной, а акции телекоммуникационных и прочих ИТ-компаний поползли вверх. Цифровизация является одним из приоритетов евразийской интеграции, и с недавних пор в ЕАБР даже действует специальный Фонд, посвященный развитию инициатив в этой сфере. Какова стратегия Евразийского союза на поприще цифровых технологий и к чему членам союза нужно стремиться в первую очередь, проанализировал директор общественного объединения «Центр изучения внешней политики и безопасности», белорусский политолог Денис Буконкин.

Новый аргумент в пользу цифровизации


2020 г. во многом стал этапом проверки Евразийского экономического союза на прочность и поднял много вопросов относительно эффективности взаимодействия стран-участниц ЕАЭС на фоне пандемии коронавируса и спровоцированного ей экономического кризиса. В этот период были фактически нарушены все планы, которые Беларусь закладывала в рамках своего председательства. И, разумеется, COVID-19 стал главным препятствием для реализации достаточно амбициозных целей, среди которых было полное устранение барьеров, сокращение изъятий и ограничений на рынках ЕАЭС, предотвращение возможности возникновения новых видов препятствий, повышение эффективности работы органов союза, совершенствование его институциональной структуры, усиление наднациональной компетенции Евразийской экономической комиссии и повышение ее ответственности и дисциплины.

В сфере международной деятельности планировалось активизировать сотрудничество ЕАЭС с международными организациями и объединениями, включая СНГ, ШОС, АСЕАН, Европейский союз, МЕРКОСУР, ВТО, ОЭСР, организации системы ООН, содействовать сопряжению интеграционных процессов на евразийском пространстве и совместному развитию транспортно-логистической инфраструктуры, включая участие в проектах инициативы «Один пояс, один путь». В этой связи планировалось принять Стратегические направления евразийской интеграции до 2025 г.

Однако количество встреч глав государств и высших функционеров, на плечах которых и лежит развитие экономического союза, сократилось до смешного. ЕЭК, как и многие другие органы интеграционных образований на континенте (с теми же проблемами столкнулся ЕС) была вынуждена подчиняться правилам карантина, введенным в ответ на рост заболеваемости. Все это не могло не сказаться на реализации задуманных мер. Да и сами эти меры – повышение полномочий ЕЭК и рост ответственности чиновников за принимаемые решения, работа по стандартизации и так далее – стали казаться не такими уж важными на фоне роста количества зараженных и смертей, вызванных пандемией.

В то же время, находясь перед экранами мониторов, все поняли важность и необходимость развития цифровых технологий и внедрения их в повседневную жизнь для облегчения коммуникации и реализации поставленных целей вопреки необходимости изоляции и дистанцирования. Не зря на мировой бирже взлетели акции сервисов электронной телефонии и проведения дистанционных конференций. Кроме того, в условиях коронавируса ускорились те процессы, за которыми мы наблюдали на протяжении последних десяти лет. Стали более активно развиваться различные цифровые инструменты, облегчающие работу и одновременно позволяющие выполнять ее дистанционно.

Планы и задачи

В ЕАЭС разговоры о необходимости цифровой трансформации начали вестись еще в 2016 г., то есть фактически через год после создания союза. В ее рамках рассматривались различные проекты, которые должны были бы облегчить реализацию запланированных четырех свобод и создания единых рынков на евразийском пространстве. Итогом длительных обсуждений стал двухсотстраничный документ «Цифровая повестка ЕАЭС 2016-2019-2025», который служил в качестве обзора уже сделанных шагов по формированию цифрового пространства в Евразии и одновременно служил стратегией дальнейшего развития до 2025 г. В рамках данной стратегии планировалось и цифровая промышленная кооперация, и создание цифровых транспортных коридоров, и даже как никогда актуальное сегодня функционирование рынка труда на цифровой платформе с возможностью дистанционного найма.

Согласно данной стратегии, сейчас мы находимся на втором этапе реализации цифровой повестки, который предусматривает формирование институтов цифровой экономики и цифровых активов. И все это должно быть сделано уже к 2022 г., когда мы должны будем приступить к реализации экосистемных проектов ЕАЭС и будем идти в направлении безбарьерной среды.

То есть, уже сейчас должны быть созданы: портал трансграничных закупок, цифровое налогообложение, электронная торговля, цифровая таможня, цифровая логистика, электронное здравоохранение, электронная коммерция, электронные государственные услуги. Необходимо также рассмотреть запуск инициативы базовых реестров на уровне Союза.

Сформированная экосистема цифровых решений, общих цифровых платформ и цифровой инфраструктуры будет состоять из взаимосвязанных и тесно интегрированных компонентов на региональном и национальном уровнях, что подразумевает тесное сотрудничество и координацию в процессе разработки и внедрения. Требуется принять на уровне Союза единые подходы к обеспечению совместимости цифровых систем и платформ и согласовать их с национальными подходами в странах ЕАЭС. Важно изучить, обновить и расширить действующий набор стандартов ИКТ с целью охвата новых цифровых технологий (широкополосные технологии, облачные вычисления, Интернет вещей, большие данные и открытые данные, кибербезопасность и так далее.) в соответствии с существующими международными стандартами.

Сотрудничество в вопросах стандартизации на международном уровне и соответствующая адаптация обеспечат интеграцию в глобальные цифровые процессы, а сотрудничество с частным сектором в этой области будет способствовать ускорению в получении экономических дивидендов. Кроме того, следует запустить систему трансграничной электронной идентификации и аутентификации, без которой невозможна ни трансграничная цифровая торговля, ни электронная коммерция. Также необходимо согласовать централизованную сертификацию соответствующих систем в государствах-членах для обеспечения их совместимости и эффективного взаимодействия. И наконец, следует рассмотреть возможность создания механизма привлечения инвестиций в развитие общей цифровой инфраструктуры на территории ЕАЭС.

В этом контексте важно предусмотреть возможность создания единой цифровой платформы ЕАЭС с учетом опыта, накопленного при создании имеющейся интегрированной информационной системы, и с использованием инновационных решений для трансграничного обмена данными между государствами-членами Союза по приоритетным отраслям и рынкам.

Все это выглядит очень и очень достойно, если бы не одно «но». С 2019 г. на протяжении всего 2020 г. была проведена всего одна тематическая сессия «Цифровая повестка в ЕАЭС: инициативы и проекты» в рамках Международного форума «Цифровая повестка в эпоху глобализации» в городе Алматы 12 декабря текущего года. Единственной надеждой в этой связи выступает то, что страна, организовавшая это мероприятие – Казахстан, в следующем году примет председательство в ЕАЭС от Беларуси. Поэтому вполне возможно ожидать, что цифровая повестка вернется в качестве серьезного пункта приоритетов развития ЕАЭС на следующий год, тем более что именно реализация заложенных в нее планов может стать не просто выходом в достаточно сложный период для союза, а одним из столпов его дальнейшего эффективного развития.

Цифровая повестка Беларуси

На этом пути приоритетами Беларуси остаются свободы передвижения товаров, услуг, капитала и труда. Чрезвычайно важно создать соответствующие цифровые платформы, значительно облегчающие дистанционное взаимодействие и способствующие более тесной кооперации на пространстве союза. В этой связи нельзя забывать и о таких социальных по своей сути проектах как, например, развитие телемедицины, которая становится чрезвычайно важным элементом здравоохранения в период пандемии. А упрощение процедур осуществления цифровых трансграничных покупок может способствовать увеличению трансграничной торговли, осуществляемой бизнесом онлайн, и повышению доверия потребителей к трансграничной электронной торговле в странах ЕАЭС.

Цифровые решения упрощают процедуры торговли и администрирования трансграничных услуг и обеспечивают свободное передвижение товаров, услуг и человеческих ресурсов. Примером таких решений являются базовые реестры – проверенные, официальные и надежные источники основной информации о гражданах, бизнесе, компаниях, транспортных средствах, лицензиях, земельных участках, зданиях, населенных пунктах и дорогах. Они являются краеугольным камнем цифровых государственных услуг, а их доступность и совместимость – ключевой элемент разработки новых цифровых услуг. Еще одним примером являются трансграничные госзакупки. Многосторонние соглашения о государственных закупках снижают разрыв между долями импорта из государств-участников соглашения в государственном и частном потреблении. Все эти элементы являются чрезвычайно важными для Беларуси и всего союза.

В 2021 г. от ЕАЭС понадобится не просто предложить работать над вопросами стандартизации и тарифного регулирования, не просто обсуждать функционирование общих рынков и перспективы выходя на единые рынки. Нужно предлагать решения, которые могли бы помочь преодолеть негативную динамику, которая складывается внутри экономик стран-членов союза и на внешних рынках, все еще важных для всех стран ЕАЭС. Именно развитие цифровой повестки может стать тем ключом, который откроет дверь в более успешное будущее для союза.

Денис Буконкин, белорусский политолог, директор общественного объединения «Центр изучения внешней политики и безопасности»

Источник: https://eurasia.expert/tsifrovaya-povestka-eaes-v-2021-vzglyad-iz-belar