Денис Алексеев: Синхронизация энергетической политики стран ЕАЭС - сложности перехода

08:56 01-12-2015

Денис Алексеев: Синхронизация энергетической политики стран ЕАЭС - сложности перехода В условиях продолжающегося мирового экономического кризиса, снижения цен на энергоносители и усиления конкуренции на мировых рынках углеводородов перед странами ЕАЭС стоит непростая задача вписаться в международную конъюнктуру и сохранить собственные конкурентные позиции.

В этой связи встает существенный вопрос, насколько это удастся сделать в контексте все шире обсуждаемой общей энергетической политики государств ЕАЭС. Традиционно и Россия, и другие страны-экспортеры в регионе стремились реализовывать независимую энергетическую политику, направленную на поиск возможностей диверсификации поставок сырья, выходов на новые рынки сбыта, удержание относительно стабильных цен на собственный продукт. Однако возможности на данном направлении постепенно становятся все более ограниченными. Перспективы «Турецкого потока» в свете осложнения российско-турецких отношений выглядят туманно. Уже сейчас эксперты говорят о сокращении пропускной способности этого проекта в два раза от начально запланированной. Туркмения активно включилась в реализацию проекта строительства газопровода ТАПИ в Индию, через Афганистан и Пакистан, рассчитывая в перспективе занять значительную часть этого рынка. Замедление роста китайской экономики существенно сказывается на ценообразовании и поставках сырья на внутренние рынки КНР. Кроме того, Китай стремится самостоятельно форматировать проекты поставок сырья, стараясь добиться преимуществ в рамках продвигаемого проекта Экономического пояса Великого шелкового пути.

В этих условиях перед странами ЕАЭС встает целый ряд сложных вопросов каким образом координировать собственные усилия по развитию и диверсификации энергетического комплекса. Одну из моделей предлагает Евразийская экономическая комиссия, говоря о создании общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов. На прошедшей в конце октября 2015 г. «X Международной энергетической неделе», объединенной с «XV Всероссийской неделей нефти и газа» член Коллегии по энергетике и инфраструктуре ЕЭК Таир Мансуров обозначил задачи ЕАЭС в проведении скоординированной энергетической политики и поэтапному формированию общих рынков электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов. В рамках этих рынков предполагается обеспечение свободного перемещения энергоресурсов по территориям государств-членов ЕАЭС, создание конкурентной среды, обеспечение доступа к услугам естественных монополий в области транспортировки и транзита энергоносителей, совместное развитие инфраструктуры и проведение согласованной тарифной политики. Принятие детальной программы взаимодействия намечено на июль 2016 г., а реализация ее мероприятий должна привести к подписанию соответствующего договора к 2019 г. Суммарный эффект от формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов, по оценке Института экономических стратегий, составит в течение 5 лет от 5 до 8 млрд долл. США.

Цифры выглядят впечатляюще, однако на пути создания единого рынка имеется довольно много подводных камней и препятствий, которые следовало бы обозначить.

Во-первых, новый формат взаимодействия в рамках ЕАЭС неминуемо увеличит конкуренцию внутри границ Центральной Азии, подталкивая государства не входящие в это интеграционное объединение к поиску ответов на меняющуюся ситуацию и эти ответы, вероятно, будут выражены в создании конкурирующих проектов с привлечением ЕС, США и Китая. К слову, недавно созданный формат взаимоотношений 5+1 (страны ЦА и США), сформированный в кулуарах прошедшей Генассамблеи ООН, предполагает возможность участия США в реализации проектов в энергетической сфере.

Во, вторых, в формате единого рынка пока очень мало технических деталей, как именно будет реализовываться этот проект (особенно в области электроэнергетики) пока остается не вполне понятно. А прозрачность проекта, в данном случае, является основным залогом его привлекательности и успеха. Серьезное обсуждение технических вопросов только началось, в частности, на состоявшемся на прошлой неделе в Институте стран СНГ круглом столе «Рынок энергоресурсов стран ЕАЭС: партнёрство и/или конкуренция в формате формирующегося единого рынка». И пока дискуссии выявляют все новые и новые сложности на пути синхронизации политики в этом отношении. Так что кроме сроков введения общих правил и механизмов к 2019 г. пока мало конкретики.

И, наконец, пока остается не вполне понятно готовы ли страны-экспортеры поступиться частью своего суверенитета и учитывать интересы соседей? Уже сейчас интересы стран в вопросах внутреннего ценообразования существенно расходятся. В частности, формула цены на нефть, предлагаемая Белоруссией, не вполне устраивает экспортеров в Москве и Казахстане.

В этой связи, жизнеспособность единого рынка энергоресурсов ЕАЭС и общего синхронизированного энергетического проекта будет зависеть от способности заинтересовать внутренних и внешних участников взаимовыгодным сотрудничеством. Именно на это должно быть обращено повышенное внимание. Думается, что опыт продвижения Китаем своего проекта ЭПШП может быть заимствован странами ЕАЭС. Более широкое региональное измерение с привлечением Азербайджана, Грузии, Таджикистана и Туркмении могло бы стать для проекта залогом его успешной реализации и снижением рисков формирования конкурирующих моделей энергетического взаимодействия. Ряд международных энергетических форумов, запланированных к проведению в ноябре-декабре 2015 в Казахстане и России могли бы стать уместными площадками для формирования более широкой региональной поддержки инициативы ЕАЭС.

Денис Алексеев - эксперт фонда "Мастерская Евразийских идей"

Источник: http://eurasianworkshop.com/?p=644

Похожие новости: