Максим Голиков: Вьетнам может стать площадкой для экспорта РФ в Азию

16:02 04-05-2016

© РИА Новости. Евгений Одиноков© РИА Новости. Евгений Одиноков Россия исторически рассматривала Вьетнам как одного из основных партнеров в азиатском регионе, страна также может стать площадкой для развития экспорта РФ в другие страны региона. Подписание соглашения о свободной торговле с ЕАЭС и девальвация рубля подстегнули интерес к расширению взаимной торговли. О том, как развивается сотрудничество России и Вьетнама в банковском секторе, промышленности и сельском хозяйстве, рассказал в интервью РИА Новости торговый представитель РФ во Вьетнаме Максим Голиков.

— Может ли Вьетнам стать потенциальным рынком для наращивания поставок товаров в условиях закрытости рынков Запада?

— Россия всегда рассматривала Вьетнам как одного из основных партнеров в Азии, ключевого партнера в Юго-Восточной Азии. В настоящее время стратегия расширения присутствия на вьетнамском рынке и выход через Вьетнам на другие рынки стран АСЕАН совпали с санкционной политикой западных стран. Это усиливает намерения и желания российских компаний, среднего, даже малого бизнеса искать ниши для поставок во Вьетнам.
Вьетнам также рассматривается Россией как площадка для развития дальнейшего экспорта в страны региона, в которых может быть востребована российская продукция.

— Вьетнам заинтересован в увеличении экспорта своей сельскохозяйственной продукции на российские рынки. Когда поставки могут быть увеличены? О каких объемах может идти речь?

— Вьетнам давно и традиционно поставлял в бывший Советский Союз и Россию продовольствие. В основном это такие товары, как рис, свежие и переработанные тропические овощи и фрукты, сырой кофе, чай в виде сырья, кешью, арахис, черный перец. Основная позиция — это рыба и морепродукты, они составляют половину вьетнамского экспорта в РФ. Значительно объемы пока нарастить не удается в силу того, что экспорт продукции из Вьетнама — это не основная экспортная позиция страны.

Речь может идти максимум о десятках тысяч тонн в год.

— Какие сферы промышленности являются наиболее перспективными для сотрудничества?


— У нас довольно много сфер, где мы сотрудничаем или планируем. В первую очередь это нефтегазовая сфера — добыча и переработка. Потом электроэнергетика — как строительство объектов, так и поставка оборудования, запчастей, модернизация объектов. Также это определенные объекты автомобилестроения, фармацевтическая сфера, горнодобывающая отрасль (поставки горнодобывающего, горно-шахтного оборудования), сфера IT-технологий.

— Есть ли во Вьетнаме интерес к российскому автопрому?

— Подписание соглашения о свободной торговле и вслед за этим протокола о создании сборочных предприятий на территории Вьетнама (КАМАЗ, ВАЗ и группа ГАЗ) действительно вызвало довольно большой интерес со стороны вьетнамских компаний и ведомств. Считается, что эти проекты могут стать флагманами в сфере увеличения локализации в автопроме Вьетнама. С учетом девальвации рубля отмечается интерес к поставкам новых российских автомобилей с АвтоВАЗа.

Пока ведутся предварительные переговоры между АвтоВАЗом и рядом вьетнамских компаний. Это вопрос не простой торговли, необходимо иметь партнеров во Вьетнаме, которые смогут и обеспечить маркетинговые исследования, и создать дилерскую сеть, и обеспечить послепродажное обслуживание. Это должна быть опытная и квалифицированная в этой области компания.

— Вы упомянули про сотрудничество в сфере нефти и газа. Определились ли "Газпром нефть" и Petrovietnam с ценой продажи российской компании доли в НПЗ "Зунг Куат"?

— Пока, насколько мне известно, эти переговоры приостановлены. Дело в том, что основой для успешного сотрудничества в этом проекте должны были стать ряд льгот со стороны правительства Вьетнама. Завод работает низкоэффективно, в отношении поставок аналогичных товаров из-за рубежа до 2018 года действуют импортные пошлины, которые позволяют продукции НПЗ конкурировать по ценам на местном рынке. Поскольку этот завод — стратегический объект, он единственный в стране.

Вьетнамское правительство на данном этапе не готово сохранить упомянутую тарифную защиту, поэтому "Газпром нефть", насколько мне известно, рассматривает возможность приобретения пакета акций уже после того, как это предприятие пройдет IPO и разместит акции на фондовой бирже.

— Группа ВТБ и вьетнамский государственный инвестиционный фонд State Capital Investment Corporation (SCIC) в марте подписали меморандум о взаимопонимании, в частности вьетнамская сторона заинтересована в выходе на молочный, швейный и фармацевтический рынок РФ. Ведутся ли уже конкретные переговоры по этим направлениям?

— Переговоры и пилотные намеченные проекты в области молочной промышленности, швейной промышленности уже есть. Объявлен проект вьетнамской компании True Milk, которая планирует создать кластер молочного производства, возможно, инвестфонд на каком-то этапе подключится как софинансирующая организация. Я думаю, что пока стороны — ВТБ и инвестфонд — подбирают и формируют портфель проектов, которые могли бы финансироваться по линии этих организаций.

— ВТБ в ноябре подписал меморандум об использовании двустороннего канала расчетов между ВТБ и Вьетнамско-Российским совместным банком (ВРБ). Есть ли интерес у других вьетнамских банков к сотрудничеству с российскими коллегами?

— Безусловно, интерес есть. У нас действует подкомиссия по банковскому сотрудничеству уже много лет. В ней участвуют с обеих сторон все крупнейшие национальные банки, которые в том числе занимаются обслуживанием двусторонней торговли, инвестиционных проектов. Интерес к этому меморандуму о создании канала расчетов, безусловно, есть, но другие банки, насколько мы понимаем, пока следят и мониторят реализацию этого проекта. Дальше, если это будет успешно и не будет возникать каких-то сбоев, они будут подключаться, особенно если это будет касаться эффективности расчетов в национальных валютах.

— Почти год назад ЕАЭС и Вьетнам подписали соглашение о свободной торговле. Как изменилась динамика торговли за это время?

— Его подписали год назад, но ратификация еще не состоялась. Буквально на прошлой неделе парламент России ратифицировал это соглашение. Поскольку в ЕАЭС входит пять стран, требуется ратификация наших партнеров. По условиям соглашение вступает в силу через 60 дней после ратификации. Если ратификация закончится в середине мая, через два месяца соглашение вступит в силу.

Тем не менее в ожидании этого соглашения многие компании рассчитывают на новые возможности, увеличение поставок экспортных товаров в Россию, однако в настоящее время на ситуацию в торговле больше влияет девальвация нашей валюты и повышение конкурентоспособности российских экспортных товаров. Как эффект, в том числе и девальвации, это четырехпроцентный рост нашей торговли в этом году и 26-процентный прирост российского экспорта во Вьетнам.

После подписания соглашения компании активизировались, в большей степени это проявляется в том, что мы видим большой интерес вьетнамских структур поддержки экспорта, которые активно стали вывозить компании для участия в выставках, для проведения отдельных бизнес-форумов знакомства с российскими партнерами не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в регионах. Российская сторона также наращивает количество бизнес-миссий во Вьетнам, постоянно участвует в форумах и семинарах.

Идет подготовка, но начать работать в условиях этого соглашения мы сможем только во второй половине года.

— Интересуются ли вьетнамские компании проектами на Дальнем Востоке?

— Они пока мало информированы и не очень хорошо понимают преимущества и возможности региона. Надеюсь, что они получат больше информации на предстоящем Восточном экономическом форуме. Интерес, конечно, есть, но пока им трудно самим разобраться в тех преимуществах и льготах, которые могут быть для них доступны.

— Вьетнам заявил о намерении участвовать и в ЕАЭС, и в ТТП. Сможет ли страна работать сразу в рамках двух объединений, не возникнет ли противоречий?

— Действительно, в последнее время звучит много рассуждений и опасений на эту тему, но они, скорее, касаются геополитического разреза. В регионе Вьетнам участвует в массе соглашений о свободной торговле, это минимум десять соглашений как в одностороннем формате, так и в многостороннем. Все эти соглашения либерализуют и упрощают ведение бизнеса во Вьетнаме.

Россия вместе со странами ЕАЭС также включилась в этот процесс, тем самым обеспечивая себе конкурентоспособность по условиям ведения торговли. ТТП — это соглашение нового уровня, однако до сегодняшнего дня серьезного анализа последствий реализации этого соглашения мы не видели, поэтому, на мой взгляд, не стоит пока опасаться того, чего нет.

Во Вьетнаме еще 1,5 года это соглашение будет проходить ратификацию, за это время мы можем укрепить свои позиции, в том числе за счет присутствия наших компаний на рынке, в проектах, сборочных производствах, размещении заказов. На мой взгляд, с точки зрения экономических последствий мы в ближайшее время вряд ли что-то увидим.

— Ростуризм говорил, что проанализирует ситуацию в туристическом взаимодействии России и Вьетнама, чтобы предоставить в МИД РФ конкретные предложения по либерализации визовых отношений между странами. Были ли предприняты какие-то шаги по этому вопросу?

— Вьетнам давно предоставляет двухнедельный режим российским туристам. В настоящее время новых договоренностей не было. Я знаю, что рассматривается возможность продления безвизового пребывания до 30 дней.

— Сможет ли Вьетнам заменить для российских туристов рынки Турции и Египта по зимним направлениям?

— Наверное, интерес к Вьетнаму вырастет, но заменить Турцию и Египет логистически сложно, потому что это более дальний перелет и туристическая инфраструктура развита не так сильно. Например, во Вьетнаме практически нигде нет системы All Inclusive. Заменить, конечно, нет, но частично туристов привлечь к себе может.

Источник: http://ria.ru/interview/20160504/1426112949.html

Похожие новости: