Александр Гущин: «Революция» в Вашингтоне. Что ждет Украину и постсоветское пространство?

09:22 15-11-2016

фото: eurasiaфото: eurasia Победа Дональда Трампа стала шоком для многих политиков и экспертов, большинство из которых предсказывало победу Хиллари Клинтон. Эта тенденция наблюдалась и в странах постсоветского пространства. В Украине значительная часть политического класса выражала открытую поддержку Х.Клинтон. Чего ждать от нового президента США Украине, Кавказу и Центральной Азии?

Киев ставит на Клинтон и проигрывает

Наиболее значимы, безусловно, изменения на украинском треке. Во-первых, можно сделать вывод о недопонимании украинским истеблишментом современных международных тенденций.

Не только и не столько украинское экспертное соообщество, сколько украинский политический класс в последние месяцы выстроил на односторонней поддержке Клинтон всю тактику своих отношений с Вашингтоном. Из виду упустили, что двусторонние отношения развиваются не в вакууме, а вписаны в международный контекст. Здесь же сегодня набирают силу такие тренды как ресуверенизация, рост социал-популизама, усиление автократических тенденций.

Сотрудничество Виктора Пинчука и фонда Клинтон еще можно объяснить тем, что связи эти завязались давно. Но история с «амбарной книгой» Януковича («черной бухгалтерией»), которую запустило Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) в период выборов, нанесла определенный урон кампании Трампа. Среди получателей неучтенных средств НАБУ указало Манафорта, политтехнолога Трампа, ранее работавшего с Януковичем. В результате советник Трампа вынужден был покинуть официальную позицию в предвыборном штабе будущего президента.

Все это было сделано очень прямолинейно и явно демонстрирует, что характер отношений Киева и администрации США носил характер клиентелы. Окружение Порошенко явно ставило на Клинтон и пыталось «подыграть» насколько возможно, дискредитировав советника Трампа.

Еще одним интересным событием явилось то, что в ходе визита Порошенко в Вашингтон в этом году встречи с Трампом так и не состоялось, а с Клинтон Порошенко увидеться удалось.

Однако достаточно посмотреть на заявления представителей элиты стран Евросоюза, особенно из Франции, чтобы понять, что ошибочный прогноз имел далеко не украинское происхождение. Но, тем не менее, именно украинская власть в наибольшей степени нарушила принцип нейтральности, во многом объективно, находясь в зависимости, во многом от желания выглядеть в глазах американских демократов верными соратниками.

И это при том, что украинская диаспора, как и многие европейские диаспоры, что очень хорошо видно на примере голосования в районах Нью-Йорка, в целом оказала поддержку кандидату от Республиканской партии.

Все яйца в одну корзину

После победы Трампа реакция некоторых украинских политиков была комичной, что проявилось, в частности, в стирании постов в Facebook. А Михаил Саакашвили вдруг стал постоянно говорить о своей «двадцатилетней дружбе» с Трампом. Теперь провластные политико-экспертные круги в Украине в своем большинстве говорят о беспокойстве за судьбу Украины и боязни быть брошенными.

Возникает вопрос: а что мешало Киеву начать аккуратную диверсификацию своей внешней политики, с сохранением общего вектора на США развивать отношения на двусторонней основе с европейскими странами, обеспечить необходимыми кадрами посольства, вернуться к проблеме налаживания контактов со странами Азии и более активно выступать на поле СНГ?

Напротив, выбор был сделан в пользу брюссельских структур и, в первую очередь, Вашингтона. Причем главным капиталом была ставка на тему «фронтового государства», которая затмила все остальное. Линия на затягивание Минска-2 также была взята во многом из расчета «дотянуть» ситуацию до американских выборов.

Прогноз для Украины

Безусловно, есть много факторов, которые скажутся на восприятии Украины новой администрацией. Сыграет роль фактор Конгресса, с которым должен взаимодействовать Трамп и который стоит на позициях поддержки Киева. Часть политического истеблишмента Демократической партии сохранит некоторое влияние, да и среди республиканцев есть немало сторонников Украины. Многое также будет зависеть от того, как будут складываться отношения Вашингтона с Европой и Россией.

Уже сейчас в Украине слышны опасения «большой сделки» между Вашингтоном и Москвой за счет Украины. Действительно, у России и США появилось, наконец, окно возможностей. Но и здесь есть ряд проблем, начиная от непредсказуемости Трампа. Он может стать вовсе не голубем, а ястребом, что не раз демонстрировали президенты-республиканцы.

Однако с высокой вероятностью теперь получить финансовую помощь Киеву будет гораздо сложнее. Республиканская администрация, менее подверженная влиянию идеологии, будет более прагматичной, а Киеву придется больше рассчитывать на свои силы
.

Не исключено также, что в Украине (и американцы могут к этому подталкивать в 2017 г.) пройдут досрочные выборы в парламент, или произойдет переформатирование парламентской коалиции. И еще неизвестно, на какие политические силы в Киеве республиканцы сделают ставку. В условиях возможного политического переформатирования могут пошатнуться и позиции нынешнего правительства и премьера.

Политические уроки для постсоветского пространства

Исход выборов в США – это урок, причем не только для властей Украины. В США наблюдается огромный разрыв между интересами банковского и производственного капитала. Очень большой стала разница между идеями, овладевшими жителями крупных городов, особенно представителями интеллигенции, с одной стороны, и глубинкой, которая не воспринимает идеи либералов, с другой. Это ведет к глубокому национальному разобщению. В США оно несколько нивелируется четкими правилами политической борьбы. Но в других странах, не имеющих таких политических традиций, это чревато внутриполитическими осложнениями.

Выборы в США могут сказаться и на других регионах постсоветского пространства. Если говорить о Молдове, которая получает новую порцию средств от МВФ и выбирает президента, то интенсивность модерирования Вашингтоном внутриполитических процессов в этой стране, вероятно, пойдет на убыль.

Это не обязательно приведет к смене политического вектора Молдовы с проевропейского на пророссийский, но оставит Европу один на один с грузом проблем молдавской политической системы.

В какой-то степени, это может даже укрепить сложившуюся олигархическую систему в Молдове, которая перестанет испытывать мощное внешнее давление и окажется в более привычном положении, с более широкой свободой маневра.

В случае если между Вашингтоном и Москвой будет достигнута нормализация, это вынудит руководство Молдовы и Украины более адекватно подходить к роли России в регионе и не выступать с заявлениями подобными тому, что мы недвано слышали о предоставлении транзита для российских войск. Это несколько снизит напряженность вокруг Приднестровья.

На Южном Кавказе активность США при новой администрации вряд ли будет очень высокой, но есть и ряд узловых моментов. Вероятно сохранение курса на диверсификацию нефтяных поставок в Европу, что усиливает и без того высокую роль Азербайджана. В отношении Баку республиканцы будут проводить довольно лояльную политику, обращая меньше внимания, нежели демократы, на внутреннюю политику в стране.

Также не следует ожидать и какой-то особой активности в деле урегулирования национально-территориальных конфликтов, где в рамках мирного процесса роль США при республиканцах вряд ли увеличится.

В целом же отсутствие того постоянного давления, которое было при демократах, делает более вероятным, например, российско-грузинское ограниченное сближение. Хотя на 180 градусов позиция США по ситуации в Абхазии и Южной Осетии не изменится.

На центральноазиатском треке ситуация кардинальным образом вряд ли изменится. США как не были готовы вкладывать в этот регион большие средства, так и не будут, даже принимая во внимание наличие ряда энергетических проектов и проектов в области безопасности.

Конечно, позиция Трампа по наращиванию добычи нефти в США может потенциально привести к падению цены на нее, что скажется на некоторых странах региона, но пока с точностью говорить об этом не приходится.

Определенные проекты в области бизнеса и мягкой силы могут и будут осуществляться, вероятно, сохранится и формат 5+1 (США-страны Центральной Азии). Но все реальные проекты, скорее всего, будут малобюджетными.

Усилится «индивидуализация» сотрудничества, принимая во внимание, что Казахстан и Узбекистан – более важные партнеры для Вашингтона, а также исходя из роста влияния региональных держав и Китая в регионе.

В условиях потенциального противостояния с Китаем США могут в Центральной Азии способствовать более активной роли Южной Кореи и Японии, которые и без того все более активно инвестируют в центральноазиатские страны.

С точки зрения евразийской интеграции, Вашингтон в случае победы Клинтон определенно оказывал бы более системное противодействие этому процессу в регионе, чем будущая республиканская администрация.

После избрания президентом США Трампа у России и США появились возможности для активизации диалога. Однако говорить о какой-то «сдаче» американцами России постсоветского пространства преждевременно. Шанс на улучшение отношений действительно есть. Но если им не смогут воспользоваться, то реакция республиканской администрации может быть даже более жесткой, чем демократической. Противостояние будет не менее серьезным, чем в период президентства Обамы, что, безусловно, скажется и на постсоветском пространстве.

Источник: http://eurasia.expert/revolyutsiya-v-vashingtone-chto-zhdet-ukrainu-i-postsovetskoe-prostranstvo/

Похожие новости: