Иэн Бреммер: Россия — на самом верху приоритетов Трампа

10:51 22-11-2016

© EPA/SHAWN THEW Видный американский политолог, основатель и президент консультативной фирмы "Группа Евразия" Иэн Бреммер исходит из того, что новый президент США Дональд Трамп будет придавать первоочередное значение налаживанию отношений с Россией. Он рассказал об этом в интервью ТАСС по итогам предвыборной гонки, в которой Трамп наголову разгромил свою соперницу, бывшую первую леди и госсекретаря США Хиллари Клинтон.

— Россия неожиданно оказалась в центре внимания в президентской предвыборной гонке в США. Как вы считаете, чем определялись позиции обоих кандидатов в президенты по этому вопросу?

— Думаю, для Хиллари это вообще очень болезненная тема. На мой взгляд, Россия — самая крупная ошибка во внешней политике США при (президенте Бараке) Обаме. А на втором месте, видимо, Ливия.
Хиллари стояла за политикой "перезагрузки". Она ошибочно считала, что все решает (Дмитрий) Медведев. И была разочарована, когда выяснилось, что это не так.

Потом США надо было еще реагировать на вмешательство на Украине, на аннексию Крыма, на Сирию... По сути, у них все лицо было вымазано яичницей (фразеологизм, означающий "оказаться в дурацком положении". — Прим. ТАСС) из-за России.

Да, и еще больше — из-за официальных утверждений о том, будто российские власти были прямо причастны к попыткам делегитимизации выборов в США путем хакерских атак. Все это играло против Хиллари.

Поэтому она все это воспринимала как нечто, затрагивающее ее лично. А у нее же и вообще более "ястребиный" подход к внешней политике, чем у Обамы. По всем вопросам. Но по России особенно ей казалось, что надо кому-то что-то доказать. И что русские будут вставлять ей палки в колеса, если она станет президентом.

— А Трамп?

— С Трампом, думаю, ситуация другая. Вспомните, он же еще в самом начале встречался с Киссинджером (экс-госсекретарь США Генри Киссинджер, один из авторов политики "разрядки" напряженности в отношениях США и СССР в 1970-х годах. — Прим. ТАСС). И в окружении Трампа был ряд сотрудников и советников, имеющих немалый опыт отношений с Россией.

Так что у него было и личное ощущение, что, мол, это люди, с которыми я могу поладить. Но плюс к тому и впечатление, что можно без труда набрать очки, просто показав, что политика Обамы была ошибочна.

Самой большой проблемой в американо-российских отношениях в преддверии выборов была Украина. И думаю, вполне можно утверждать, что единственный, кто остался в выигрыше от американской политики в отношении Украины, — это Китай. Все остальные в проигрыше. И россияне, и украинцы, и европейцы, и американцы, и японцы — все в проигрыше. Все, кроме Китая...

Не могу себе представить, что для Обамы приемлем такой итог его политики. Но так получилось...

— А почему Китай-то в выигрыше?

— Потому что китайцам наплевать на американские и европейские санкции. Их собственные возможности для бизнеса с Россией только растут. Они сближаются с Россией из-за того, что у той более напряженные отношения с США и Европой и даже Японией. А против Китая американцы санкции использовать не станут.

— Вернемся к выборам. В конечном счете на позициях избирателей отношение Трампа к России не сказалось, правильно?

— Ну вообще-то ему пришлось снять Пола Манафорта с его поста в штабе кампании (политтехнолог Манафорт возглавлял штаб кампании Трампа, но вынужден был оставить этот пост под градом обвинений в том, что в прошлом он работал на Виктора Януковича. — Прим. ТАСС). Но в целом я бы сказал…

Во-первых, большинство американцев вообще не голосуют, исходя из соображений внешней политики. Во-вторых, внешняя политика Трампа в основном популистская — "Америка — прежде всего!", "Я за вашу безопасность, за односторонние меры", "Торговля вам вредит".

Все, что Трамп говорил по внешней политике, было созвучно настроениям в низах, среди его избирателей. Что касается России... Ну да, в элите многие ежились от того, что Трамп слишком уж деловито, по принципу "баш на баш", относится к нашим союзникам. Что ему все равно, есть ли общность ценностей с правительствами, с которыми он хочет сблизиться.

Многим в элите не понравились его слова о том, что Путин — более сильный лидер, чем Обама, и что это проблема для США. Но это элита. Это основные традиционные СМИ. Это внешнеполитический истеблишмент. То есть это люди, которые все равно не собирались голосовать за Трампа. Они его с самого начала терпеть не могли.

А вот что касается людей, которых он старался вытащить на избирательные участки, — не думаю, что в их глазах его откровенно пророссийская ориентация существенно ему вредила.

— Теперь он президент. И что, думаете, реально возьмется налаживать отношения с Россией?

— Думаю, да. Я пару дней назад написал об этом в журнале Тime. О том, что Россия — реальная благоприятная возможность для Трампа. Опять-таки он смотрит на альянсы как на сделки. Он прямой противник концепции американской исключительности.

Помните давний комментарий (президента РФ Владимира) Путина в The New York Times? (Статья "Сирийская альтернатива", опубликованная 11 сентября 2013 года под заголовком "Призыв к осторожности со стороны России". — Прим. ТАСС.) Так вот, если на него посмотреть, то Трамп в целом согласен со всем, что Путин там утверждал.

рамп хочет сражаться с ИГИЛ (экстремистское "Исламское государство", запрещено в России. — Прим. ТАСС). Ему на самом деле не до Асада (президент САР Башар Асад. — Прим. ТАСС). Обама настаивал, что Асад должен уйти, Хиллари тоже. А Трамп, думаю, запросто станет работать с русскими, чтобы координировать усилия в Сирии против ИГИЛ и позволить Асаду быть частью решения проблемы.

По Украине Трамп, как я понимаю, уже признал, что Крым, по сути, российский. Он говорил, что россиян нет на юго-востоке Украины, несмотря на наличие подтверждений обратного. Он также добился, чтобы на республиканском съезде положение о военной поддержке Украины было изъято (из программных документов. — Прим. ТАСС). Хотя большинство традиционно настроенных республиканцев и весь внешнеполитический истеблишмент хотели это оставить.

Думаю, можно будет также двинуться к ослаблению санкций против россиян. Знаю, что это было одним из итогов первого разговора Путина и Трампа. Видел упоминание об этом у представителя российского МИДа.

Наконец, могу себе представить, что можно будет поладить и по Сноудену (американский диссидент Эдвард Сноуден, разоблачивший программы глобального шпионажа спецслужб США. — Прим. ТАСС). Меня бы это не удивило. Где-то немного уступаешь ты, где-то немного дают тебе. Надо полагать, оба лидера будут в настроении поторговаться.

Трамп определенно хочет продемонстрировать, что он мировой лидер, что он силен, что может сидеть лицом к лицу с другим сильным лидером и вместе с ним что-то утрясать. На этом все будет сфокусировано.

Это будет серьезная проблема для НАТО и это также подведет мину под американо-европейские отношения. Но это проблема для Германии, возможно, для внешнеполитического истеблишмента в США. Но это точно не проблема для Путина.

— Трампу все равно придется иметь дело с американской элитой в Вашингтоне, хочет он того или нет. Удастся ли ему "продавить" свой подход к России? Насколько сильна будет внутренняя оппозиция?

— Знаете, думаю, да, удастся.

Вы же, наверное, видели, насколько велика была разница между подходами к Ближнему Востоку со стороны Обамы и Буша (экс-президент США республиканец Джордж Буш-младший, предшественник демократа Обамы в Белом доме. — Прим. ТАСС). Это же внешняя политика. А во внешней политике наши президенты все еще пользуются большим влиянием.

Давайте не будем также забывать, что конгресс сейчас республиканский. И хотя они будут не согласны с Трампом по многим вопросам внешней политики, он все же президент от их партии, им надо под него подстраиваться. Многие из них будут работать в его администрации, это также добавляет ему влияния.
Так что да, конечно, не на всех направлениях своей политики он будет добиваться успеха и не всегда этот успех будет таким, как ему заранее представлялось. Но я действительно считаю, что в конечном счете, если он действительно хочет поладить с русскими и положить конец нынешней политике, которая, по мнению многих, все равно обречена на провал, то, думаю, у него хватит для этого гибкости.

Я реально считаю, что есть ряд стран в мире, где Трамп, скорее всего, всерьез постарается улучшить отношения. Я бы назвал Израиль, Турцию, Японию. Но Россия — на самом верху. Я бы ее поставил на первое место.

— Дальше я собирался спросить, от чего это будет зависеть. Но по вашему описанию получается, что вообще все будет зависеть чуть ли не только от самого Трампа. Правильно?

— Это будет зависеть и от того, чтобы Путин его не обижал. Поймите, у Трампа авторитарный тип личности. Он очень раним. Он нарциссист, у него огромное самолюбие. Ему необходимо, чтобы Путин относился к нему по-хорошему.

Он вот, например, не очень любит ездить за рубеж. Любит американскую еду, любит стейки. Не особо интересуется чужой культурой...

И собак, кстати, тоже недолюбливает. Так что Путину не надо повторять то, что он делал с Меркель (канцлер ФРГ Ангела Меркель. — Прим. ТАСС). Собаками не надо пугать. Если попробовать, то просто невозможно предсказать, как Трамп отреагирует. Если будет лично обижен.

Но вот если Путин будет действовать по-умному и станет гладить Трампа по шерстке (stroke his ego), а не заставлять его где-то битый час себя ждать, это будет иметь большое значение. Типа как китайцы принимают самого Путина, когда он ездит в Китай. Если Путин в том же духе станет относиться к Трампу, скорее всего, у них все пойдет прекрасно.

— Если бы вам предложили наугад описать отношения США и России через год-два, что бы вы сказали?

— Полагаю, что они будут нормализованы. Но не думаю, что мы получим тесное партнерство.
Во-первых, Трамп, как и большинство президентов, будет в первую очередь сосредоточен на внутренних делах (в США). Это его мандат. А во-вторых, его внешняя политика, скорее всего, будет сводиться к реагированию на трудности по мере их возникновения.

Сейчас американо-российские отношения, по-моему, наихудшие со времен Андропова, правильно? (Юрий Андропов был лидером партии и государства в СССР в 1982–84 годах. — Прим. ТАСС). Получается, двигаться особо и некуда, только по восходящей. Я согласен с тем, что говорит об этом российское правительство.

На мой взгляд, Трамп, как человек, не имеющий опыта работы в правительстве, работы во внешней политике, захочет показать, что может реально делать вещи, производящие позитивное впечатление. Чтобы ему можно было сказать: вот, глядите, это "сделка Трампа". Это достигнуто благодаря мне.
И я считаю, что Россия — одно из первых мест, где он попытается в той или иной форме добиться внешнеполитического успеха.

Источник: http://tass.ru/opinions/interviews/3800081

Похожие новости: