Никита Мендкович - о всесоюзной работе над Кыргызстаном: «Никакой иной партнер не предложит поддержку - ни Китай, ни Запад»

08:36 03-08-2015

Никита Мендкович - о всесоюзной работе над Кыргызстаном: «Никакой иной партнер не предложит поддержку - ни Китай, ни Запад»Эксперт по Центральной Азии Российского совета по международным делам - об экономических аспектах евразийской интеграции

К концу июня парламенты стран Евразийского союза одобрят пакет документов по вступлению Кыргызстана в ЕАЭС, что позволит открыть таможенные границы с Казахстаном и даст кыргызстанцам возможность «спокойно двигать товары, услуги и капитал». Ратифицировав месяцем ранее договор о присоединении к Договору о ЕАЭС, страна рассчитывает обеспечить себе экономический прорыв, оздоровить экономику, выведя ее из-под реэкспортной зависимости. Вместе с тем, критики считают, что весь проект - это преимущественно политическая выгода России. Ведь экономики новичков - Армении и Кыргызстана - скромнее, чем у основателей союза настолько, что уже сейчас рискуют «утонуть» на просторах нового рынка.

Как карта ляжет

- Осенью 2015 года в Кыргызстане пройдут парламентские выборы. Как в рамках этой кампании поведут себя власть и оппозиция, разыгрывая карту ЕАЭС?

- Она, несомненно, будет использоваться. В обществе поддержка интеграционного проекта есть не менее чем у 70%, и это козырь правящей коалиции. Другое дело, что будут попытки разыгрывать эту карту в негативном ключе, прежде всего со стороны радикальной оппозиции. Но при этом, оговорюсь - сужу субъективно, что касается основного ориентира политической элиты Кыргызстана, то она в большей степени демонстрирует евразийский вектор притяжения, это связано с финансовой поддержкой и открытием рынков. Никакой другой партнер не предложит иного - ни Китай, ни Запад. Только Россия и Евразийский союз вообще.

- В 2014 году Кыргызстан показал более активный настрой на партнерство со странами Ближнего Востока и Центральной Азии, не входящими ни в ЕАЭС, ни в СНГ. Например, Катар, саудиты, Ирак готовы инвестировать, по их заверениям, миллиарды в мясную продукцию. Можно ли говорить о реалистичности этих проектов?

- Здесь, прежде всего, важно учитывать транспортное сообщение с партнерами на Ближнем Востоке. К примеру, с Афганистаном оно уже затруднено. Кроме того, если эти партнеры могут инвестировать в Кыргызстан, то почему не делали ранее? Этот ответ не кажется мне очевидным. То же мясо - ведь и прежде были попытки по его экспорту, но у фермеров не оказалось сертификата качества, получилось, что фитосанитарный контроль кыргызстанская продукция не прошла. Другое дело, что ЕАЭС готов с этой проблемой работать - своим решением. Арабские страны же пока ничего такого не предлагают.

Подводные камни в «дебюте»

- В процессе подготовки к присоединению КР к ЕАЭС шли обсуждения выгодных перспектив и сложностей, которые ждут партнеров по интеграции. Какие подводные камни в «дебюте» можно отметить уже сейчас?

- Самое смешное, что если брать ближайшую перспективу евразийской интеграции для Кыргызстана, то крупных «камней» быть не должно. Потому что страна получила преференции на переходный период: по таможенным ставкам, по правилам свободных экономических зон и прочему. Поэтому больших и сильных последствий быть не должно. Вопрос, скорее, в том, как быстро будет ратифицирован сам документ. Ведь помнится, что правительство как раз это и задерживало.

Когда же начнет работать сам договор, это сильно смягчит позиции для мигрантов. Например, отказ от патентов сделает их вступление на российский рынок труда более простым и «дешевым» для них самих. Другая проблема, возможно, связана именно с тем, что ситуация в Кыргызстане будет зависеть от того, как будет развиваться собственная экономика России. Но это - вне связи с ЕАЭС, хотя от этого никуда не уйти, потому что если даже отказаться от интеграции, связь все равно останется. Те же мигранты. Если им выезжать в другие регионы, то неясно, куда: или везде занято, или надо адаптироваться. В первую очередь это касается России и Казахстана - большие страны, в отличие от которых Беларусь - и небольшая сама по себе, и большого ориентира на трудовых мигрантов там нет.

- Объективно, сейчас Кыргызстан не имеет сильной экспортной позиции для освоения рынка ЕАЭС. Вместе с тем, что может страна уже сегодня предложить партнерам по евразийству?

- Сразу могу сказать, что свое мнение считаю субъективным, поскольку извне видно лишь то, что на поверхности. Как мне кажется, Кыргызстан может использовать собственные возможности в налогообложении. У страны очень умеренная налоговая нагрузка. Если брать в привязке к ВВП, то в первую очередь - это промышленное производство, ориентированное на кыргызстанский рынок, в привязке к низким зарплатам. Потом, к примеру, Китай выносит свои производства на внешние рынки, в частности, в Кыргызстан.

И если в КР появятся таможенные издержки, и придет такое производство, это уже даст толчок развитию национальной промышленности. В более долгосрочной перспективе можно активизировать попытки развивать добывающую промышленность. В краткосрочной перспективе - это развитие сельского хозяйства. К примеру, выращивание бобовых культур. Сегодня не так много отраслей и микроотраслей в сельском хозяйстве КР, которые могут быть успешно ориентированы на экспорт, включая производство мясо-молочных продуктов.

Евразийская «специализация»

- Неоднократно поднимался вопрос «специализации» участников Евразийской интеграции. Этот опыт был распространен в советский период. Кроме того, он до сих пор успешно применяется в автопроизводстве - каждый из заводов-партнеров автоконцерна производит строгое количество наименований продукции для того или иного авто.

- Специализация по-прежнему актуальна. Для Кыргызстана профильные отрасли - это сельское хозяйство, легкая и текстильная промышленность, разработка полезных ископаемых, экспорт рабочей силы. Такая же ситуация характерна и для Армении. Ориентирами «большой тройки» России, Беларуси и Казахстана являются тяжелая промышленность, производство ГСМ, транзитные проекты, в перспективе - развитие наукоемких производств.

- Можно ли сейчас говорить о присоединении к Евразийскому союзу новых членов, в частности, Таджикистана? Эта страна обсуждает свое вхождение столько же, сколько и Кыргызстан - с 2011 года.

- Что касается Таджикистана, то там рассматривают возможность вступления в ЕАЭС. Но пока они не сделали открытых заявлений. Тут есть свои нюансы.

Вместе с тем, не стоит путать присоединение к Евразийскому союзу с созданием зон свободной торговли (ЗСТ. - Прим. авт.). ЗСТ означает сокращение или отказ от тарифных барьеров для того или иного множества товаров, Таможенный союз подразумевает снятие самих таможенных барьеров и проведение единой таможенной политики, т. е. является более глубокой формой интеграции. Что касается ЗСТ с ЕАЭС, то к этой группе относятся более 30 стран. Это Турция, Вьетнам, Сирия, Израиль, Узбекистан, Иран, Чили, Аргентина. Идут переговоры с Китаем, но там пока рассматриваются только рамочные условия. Заинтересованность в зоне свободной торговли с ЕАЭС также рассматривает Индия. Общий рынок за счет зон свободной торговли с этими странами должен очень сильно расшириться, и все участники станут привлекательными для капитала из этих государств.

Источник: http://www.kp.kg/daily/26395/3272623/

Похожие новости: