Павел Потапейко: Почему странам ЕАЭС невыгодно соглашение о свободной торговле с Евросоюзом

11:07 21-07-2017

Фото: eurasia.expertФото: eurasia.expert В 2016 г. группа исследователей Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) и Международного института прикладного системного анализа (IIASA) в Вене подготовили совместный доклад под названием: «Нанесение на карту потенциальной повестки дня сотрудничества между ЕС и ЕАЭС» (Mapping the Potential EU-EAEU Cooperation Agenda). Исследование проведено в рамках долгосрочного совместного проекта «Вызовы и возможности экономической интеграции в рамках европейского и евразийского пространств» (осуществляется с 2014 г.). В докладе указывается на невыгодность для стран ЕАЭС зоны свободной торговли с ЕС, если она не будет компенсирована комплексным соглашением в других сферах, которое возможно не ранее чем в середине 2020-х гг.

Цель анализа


Документ отражает результаты многочисленных конференций и дискуссий, прежде всего – шести круглых столов специалистов Европейской комиссии, Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), профильных ведомств и экспертов. Отмечается, что проект позволил создать «уникальную независимую площадку регулярного диалога» между Еврокомиссией и ЕЭК, а также в рамках экспертного и делового сообщества стран ЕС и ЕАЭС. В исследовании проанализированы краткосрочные и долгосрочные перспективы создания «экономического пространства от Лиссабона до Владивостока». Ключевой фактор – отношения между ЕС и Россией. Но важной задачей фиксируется и полноценное признание структурами Евросоюза ЕАЭС и ЕЭК.

Гипотеза доклада

Концептуальной гипотезой доклада выступает положение о том, что после снятия санкций взаимоотношения между двумя интеграционными проектами могут выйти на новый уровень на основе долгосрочного планирования. Предлагается подготовить соглашение о сотрудничестве между ЕС и ЕАЭС, которое охватывало бы максимально широкий спектр вопросов – от торговли товарами и услугами до перемещения капиталов, от визового режима до трансграничных проектов в области инфраструктуры, от технических требований – до защиты прав интеллектуальной собственности. Авторы полагают, что такое соглашение может быть заключено не ранее середины 2020-х гг.

По мнению авторов документа, реализация концепции общего экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока» выгодна всем сторонам. Хотя с учетом различий в их позициях неизбежны взаимные уступки и компромиссы.

Так, в силу структуры своего экспорта ЕАЭС заинтересован в комплексном соглашении с ЕС, которое выйдет за рамки зоны свободной торговли. В докладе кратко характеризуются промежуточные итоги обсуждения этих вопросов и стратегические идеи, выработанные в ходе серии круглых столов в IIASA. Рассмотрены 20 потенциальных сфер, которые может регулировать данное комплексное соглашение. Делается вывод, например, что экономические последствия ослабления нетарифных барьеров могут быть более значимыми, чем упразднение таможенных ставок.

Интересы ЕС

Другой вывод авторов доклада состоит в том, что фундаментальным для обеих сторон останется вопрос энергетической безопасности. В случае ЕС речь идет о стабильности предложения (безопасность источников энергоносителей и инфраструктуры, справедливые и предсказуемые цены), в случае России и Казахстана – о стабильности спроса, а для транзитных стран – о стабильности доходов и поставок.

В области транспорта и инфраструктуры принципиальным вопросом остается модернизация и развитие евразийских транспортных коридоров (автомобильных и железнодорожных).

В частности, особое значение имеет развитие общих рынков электроэнергии и трансконтинентальных волоконно-оптических линий связи.

Авторы доклада выступают за введение безвизового режима, широкие академические обмены и поиск вариантов устранения барьеров для трансграничных пенсионных выплат. При этом, говорится в докладе, вопрос о трудовой миграции в контексте отношений между ЕС и ЕАЭС будет надолго отложен.

Новый протекционизм и провал либерализации рынков

Вместе с тем отмечается, что в настоящее время глобальные усилия, направленные на дальнейшую либерализацию мировой торговли, по существу прекратились. Все больше стран выражают заинтересованность в экономической интеграции. Однако образование региональных интеграционных блоков со своими таможенными союзами, таких, например, как МЕРКОСУР в Южной Америке, не позволяет существенно продвинуться в силу многочисленных изъятий и исключений. АСЕАН и НАФТА вообще не предусматривают создание таможенных союзов и отличаются невысокой степенью интеграции. Поэтому создание ЕАЭС можно рассматривать через призму именно этой проблемы.

В докладе указывается, что Транстихоокеанское партнерство и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство имели противоречивый характер, и следует учесть как их опыт, так и провал переговоров ЕС с МЕРКОСУР. В качестве основной причины неудач переговоров называется отсутствие внутреннего единства у сторон.

В докладе отмечается, что нельзя прогнозировать, будет ли заключено соглашение об интеграции между ЕС и ЕАЭС. Например, в 1945 г. невозможно было представить, что всего через 15 лет полным ходом пойдут процессы европейской интеграции.

Обычная зона свободной торговли с ЕС не выгодна ни России, ни Казахстану, так как обе страны экспортируют преимущественно сырье и не заинтересованы в свободном торговом режиме с ЕС в узком смысле. То же верно и в отношении Армении, Беларуси и Кыргызстана, говорится в докладе.

Поэтому либерализация торговли должна быть компенсирована выгодами в других сферах. К числу основных сфер возможного соглашения ЕС и ЕАЭС авторы доклада относят:

- отмену импортных пошлин (с перечнем исключений) и нетарифных барьеров;

- электронную торговлю;

- торговлю услугами; рынок труда;

- либерализацию доступа к финансовым рынкам;

- перемещение капитала;

- интеллектуальную собственность;

- транспортную инфраструктуру;

- единый рынок электроэнергии;

- экологию;

- правила конкуренции;

- механизмы разрешения споров.

Кроме того, отмечается, что ряд вопросов лежит вне компетенции ЕС и ЕАЭС. К ним относятся:

- обоюдное признание дипломов и профессиональных сертификатов;

- безвизовый режим;

- статус Калининградской области;

- режим сотрудничества приграничных регионов;

- применение Третьего энергетического пакета ЕС к российскому газовому экспорту.

Констатируется, что необходима глубокая проработка ряда специальных вопросов – например, совместимости торговых систем ЕС и ЕАЭС и их влияния на страны, расположенные между ними (такие как Украина или Сербия).

В докладе делается вывод, что глубокая интеграция между ЕАЭС и ЕС будет конструктивной только после обеспечения достаточной интеграции внутри ЕАЭС.

В рамках потенциальных переговоров ЕС и ЕАЭС особое внимание необходимо уделить вопросам технических нормативов и стандартов производства промышленной и сельскохозяйственной продукции, анализу их совместимости, издержек их соблюдения и проблем гармонизации. Сокращение нетарифных барьеров в ЕАЭС позволит Беларуси повысить благосостояние населения на 2-4% и увеличить ВВП на 1-1,5%. В ЕС именно устранение таких барьеров является основным направлением интеграции.

Борьба за энергетику и инфраструктуру

В ближайшем будущем на долю Евразии будет приходиться более половины мирового спроса на электроэнергию. В связи с этим риски и неопределенность, связанные с торговлей энергоносителями и энергетической безопасностью, приобретают особое значение.

Следует учитывать и трудности формирования в ЕС единого энергетического рынка с учетом разнонаправленных интересов его отдельных государств-членов. Это влияет на ЕАЭС, где энергетические компании играют важную роль. Реформы энергетического рынка ЕАЭС разрабатывались с использованием опыта ЕС. Это повышает уровень совместимости европейского и евразийского энергетических союзов. Гарантией стабильности спроса и предложения станут долгосрочные вложения в инфраструктурные проекты с участием ЕС и ЕАЭС (например, строительство трубопроводов и совместная разведка энергетических ресурсов в Арктике).

Одним из основных направлений сотрудничества ЕС и ЕАЭС может стать совместная реализация крупных инфраструктурных проектов – таких, как Экономический пояс Шелкового пути, транспортные коридоры, трансъевропейские сетевые проекты (строительство объектов транспортной, энергетической и телекоммуникационной инфраструктуры).

Это может стать одним из направлений обмена технологиями и знаниями между ЕС и ЕАЭС. Ключевую роль играет здесь «инфраструктурная тройка» (транспорт, линии электропередач, телекоммуникации).

Едва ли стоит ожидать, что в обозримом будущем возникнет единый электроэнергетический рынок от Лиссабона до Владивостока и Шанхая. В то же время вполне реально создать несколько региональных и субрегиональных общих рынков.

Трансконтинентальная миграция

В рамках обсуждения возможного интеграционного соглашения двух союзов, по мнению экспертов, необходима также проработка вопросов, связанных с трансграничным перемещением населения стран ЕС и ЕАЭС. Введение безвизового режима со стандартными лимитами (например, 90 дней в году) будет выгодно как ЕАЭС, так и ЕС, поскольку это будет содействовать развитию туризма, организации студенческих обменов и расширению связей между деловыми кругами. Но вопрос о режиме трудовой миграции должен быть выведен за рамки переговоров между ЕС и ЕАЭС в среднесрочной перспективе. В ЕАЭС гражданин любого государства-члена имеет право работать в другом государстве-члене без получения разрешения на работу и без каких-либо квот. Трудовые мигранты и члены их семей пользуются правом на медицинское обслуживание и образование.

Одна из основных проблем – ухудшение демографических прогнозов. Обостряется проблема квалифицированной рабочей силы. Но ЕАЭС менее подвержен миграционному давлению, чем ЕС. Они могли бы объединить усилия в преодолении негативных тенденций.

P.S.

Австрия уже более полувека позиционирует себя как нейтральное государство. Эта традиция отразилась и на подходе австрийской аналитической площадки в отношении ЕАЭС. На сегодняшний день совместный проект IIASA и ЕАБР, посвященный проблемам евразийской интеграции, является основной (а, возможно, и единственной) дискуссионной и аналитической платформой, где организованы неофициальные контакты между Еврокомиссией и ЕЭК.

По результатам обсуждения сформулирован ряд выводов. С точки зрения ЕС, создание зоны свободной торговли с ЕАЭС выгодно, поскольку это позволит Европейскому союзу получить привилегированный доступ к важному экспортному рынку.

С точки зрения ЕАЭС, все не так однозначно. Существует дисбаланс в пользу ЕС, который экспортирует в страны ЕАЭС товары с более высокой добавленной стоимостью, в то время как из стран ЕАЭС на Запад идет продукция более низкого передела. Экспорт в Евросоюз представлен в основном ресурсно-сырьевыми товарами, которые и без того облагаются нулевыми или минимальными пошлинами. Поэтому отмена пошлин в рамках соглашения о свободной торговле между ЕС и ЕАЭС не даст позитивного эффекта, по крайней мере, в среднесрочной перспективе, и может нанести ущерб развитию высокотехнологичной промышленности в странах ЕАЭС.

В целом можно сделать вывод, что австрийские эксперты совместно с коллегами из Евразийского банка развития предлагают взвешенный технократический анализ, тогда как ряд других аналитических структур в странах ЕС стремятся подменить анализ риторикой о традиционных темах наподобие «авторитарных режимов» и «демократии».

Павел Потапейко, к.ист.н., специалист по международным отношениям (Минск, Беларусь)

Источник: http://eurasia.expert/eaes-glazami-avstriyskikh-ekspertov/

Похожие новости: