Андрей Девятков: Ложный выбор. Почему для Молдовы важны рынки и ЕС, и ЕАЭС

10:59 20-03-2018

Андрей Девятков: Ложный выбор. Почему для Молдовы важны рынки и ЕС, и ЕАЭС Уже многие годы в Молдове ведутся ожесточенные дискуссии по вопросу о том, какой внешнеполитический вектор должна выбрать страна и с кем ей выгоднее торговать. Молдавская правящая коалиция, а также представители ЕС и США ссылаются на статистику, которая показывает, что в 2017 г. 66% молдавского экспорта пришлось на страны Евросоюза. В свою очередь, левая оппозиция, а также президент Додон говорят о том, что большая часть экспорта Молдовы в ЕС – это фактически реэкспорт текстильной и машиностроительной продукции с невысокой степенью переработки, а традиционным рынком для страны является Россия. Кто же прав?

Молдова на внешних рынках


Экспорт Молдовы на постсоветском этапе ее развития опирался до сих пор на три-четыре категории товаров. Согласно приведенным в таблице 1 данным Национального бюро статистики Молдовы (без учета Приднестровья), в 2005 г., когда страна торговала преимущественно со странами СНГ и еще не имела торговых преференций в отношениях с ЕС (полученных в 2008 г.), основу молдавского экспорта составляли вино и виноматериалы (29%), текстиль, одежда и обувь (20%), а также сельскохозяйственная продукция, в первую очередь грецкие орехи, фрукты, семена подсолнечника и пшеница (12%).

К 2017 г. структура экспорта, достигшего $2,4 млрд, существенно изменилась. Ведущее место стала занимать сельскохозяйственная продукция (27%), значительно (с 4 до 16%) выросла доля машиностроительной продукции, преимущественно производства изолированных проводов для автомобилестроения. Доля текстиля, одежды и обуви слегка сократилась – до 16%, а алкогольных и безалкогольных напитков – резко упала до 8%.

Присутствие Приднестровья на внешних рынках также опирается преимущественно на три-четыре категории товаров. По итогам 2017 г. приднестровский экспорт составил $650 млн и состоял из следующих товарных позиций: металлопрокат (37%); электроэнергия (17%); обувь, текстиль и одежда (18%); сельскохозяйственная продукция и продовольствие, преимущественно коньяки, семена подсолнечника, пшеница, рапс, ячмень и кукуруза (15%); продукция машиностроения, преимущественно электротехнические и литейные изделия, кабели, энергоустановки и насосы (5%).

Такая структура экспорта и Правобережья, и Левобережья Днестра имеет ряд существенных недостатков.

Во-первых, в Молдове отсутствует развитая экспортно-ориентированная промышленность и какие-либо новейшие отрасли постиндустриальной экономики, которые бы обеспечивали занятость населения, развитие науки и технологий и растущий доход для всей экономики.

В Приднестровье еще остался ряд заводов – производителей машиностроительной продукции, но их доля в экспорте незначительна, и вследствие экономических и политических трудностей они практически не модернизировались с конца 1980-х гг.

Что касается правобережной Молдовы, то исторически среди продуктов с высокой степенью переработки там присутствовало в основном вино. Однако к середине 2000-х гг. молдавское вино и виноматериалы имели крайне низкое качество и были зависимы от поставок только на один рынок – российский. В результате введенных Россией в 2006 и 2013 гг. импортных ограничений молдавское винодельческое производство резко снизилось: экспорт упал с $315 млн (2005 г.) до $205 млн (2017 г.), причем молдавские виноделы вынуждены были сделать значительные вложения в улучшение качества своей продукции для освоения новых рынков и сохранения какой-то доли российского рынка.

Во-вторых, на обоих берегах Днестра значимую долю экспорта производят предприятия, работающие на давальческом сырье, а также «сборочные» производства, которые приносят невысокую добавленную стоимость.

На давальческом сырье работают текстильные и обувные предприятия (львиная доля их продукции часто квалифицируется даже как реэкспорт), а среди «сборочных» производств особенно значимы производители автокомпонентов из правобережной Молдовы.

В-третьих, основные экспортные статьи (агропромышленное сырье и металлопрокат) – это товары с нестабильной внешнеэкономической конъюнктурой.

Иначе говоря, за те же объемы поставленной продукции экспортеры могут в разные годы получать совершенно разную выручку. Однако, несмотря на это, экспорт этих видов товаров привлекателен для местного бизнеса, так как приносит хорошие валютные доходы и не требует сложных технологических процессов.

Немаловажно отметить, что вряд ли в ближайшем будущем Молдове или Приднестровью стоит надеяться на большой приток инвестиций, которые могли бы содействовать модернизации производства и расширению экспорта.

В случае с Молдовой, несмотря на реализацию соглашения об ассоциации с Евросоюзом, вряд ли можно ожидать формирования основ правового государства и улучшения инвестиционного климата, так как в стране отмечается сейчас значительный откат в плане структурных реформ, деолигархизации экономики и создания стабильных рыночных и политических институтов. Что касается Приднестровья, то регион продолжает страдать от своего непризнанного статуса, политической непредсказуемости в отношениях с Молдовой и Украиной, а также высокой монополизации и огосударствления экономики.

Европейское направление

Стоит отметить, что за последние 5-10 лет в молдавской (и частично приднестровской) экономике получил значительный импульс для развития ряд отраслевых направлений с ориентацией именно на рынки Евросоюза.

В первую очередь речь идет об агропромышленном сырье – семенах подсолнечника, пшенице, грецком орехе, кукурузе, ячмене и рапсе. Европейский союз в последние годы наращивает импорт этих категорий товаров из разных стран мира, тогда как на рынках ЕАЭС эта продукция практически не востребована из-за наличия собственного производства. С 2013 г. индекс физического объема молдавского экспорта агропромышленного сырья в ЕС рос в среднем на 30% ежегодно. Примерно 70% обрабатываемой в Молдове земли приходится сегодня именно на производство этих категорий сельскохозяйственной продукции. Также примечательно, что Молдова стала одним из ведущих поставщиков грецкого ореха в ЕС, хотя по другим культурам она значительно уступает по объемам другим поставщикам, в особенности Украине.

Еще одно направление – это производство проводов и кабелей, преимущественно для автомобильной промышленности. Оно развивается благодаря вложениям не только европейских, но и азиатских инвесторов, заинтересованных в производстве автокомпонентов для их дальнейшего использования на заводах, находящихся на территории ЕС.

Кроме этого, исторически на европейские рынки были ориентированы металлопрокат приднестровского ММЗ, а также работающие на давальческом сырье текстильные и обувные производства с обоих берегов Днестра.

Таким образом, на европейские рынки уже сегодня завязана значительная часть экономики как правобережной, так и левобережной Молдовы (66% и 37% экспорта соответственно). Конечно, весь этот экспорт состоит из товаров неглубокой переработки, однако такая экспортная структура связана скорее с описанными выше особенностями молдавской и приднестровской экономики, нежели выбором внешнеполитической ориентации.

При оценке взаимосвязанности молдавской экономики с рынками Евросоюза более существенным кажется тот факт, что традиционные отрасли Молдовы слабо вписываются в европейские рынки.

Это касается в первую очередь фруктов – яблок, груш, слив, вишни и черешни, винограда, персиков и абрикосов. Одно из самых авторитетных консалтинговых агентств ЕС Berlin Economics GmbH отмечает в этой связи, что ключевые молдавские товары – яблоки и груши, производство которых занимает более 10% культивируемой в стране земли – не имеют серьезных перспектив на европейских рынках в связи с их перепроизводством в самом ЕС. Незначительные партии идут только в Румынию.

А как отмечают уже исследователи Всемирного банка, около 400 000 фермерских хозяйств Молдовы задействовано именно в производстве фруктов, причем из них только 115 хозяйств являются крупными, распоряжаясь более 100 гектарами. Это означает, что десятки тысяч малых фермеров либо должны работать на неевропейских рынках, либо заняться совершенно другими культурами, что для них крайне трудно сделать из-за финансовых, организационных и технологических сложностей. Так как затронуто такое большое количество хозяйств, это имеет значительные социальные последствия для широких слоев молдавского населения.

А ведь агропромышленное сырье и автокомпоненты, экспорт которых в ЕС в последние годы сильно растет, вывозятся небольшим количеством крупных холдингов, имеющих практически монопольное положение на экспортном рынке (экспортирующая семена подсолнечника и пшеницу Trans-Oil Group, производитель грецкого ореха Maestro-Nut, изготовляющая автокомпоненты DRA Draexlmaier Automotive и др.). А в каждом таком холдинге работает лишь по 1,5 – 2,5 тыс. человек.

Второй проблемный момент – это экспорт вина в Евросоюз. С 2012 по 2016 гг. он увеличился в два раза – с $25 млн до $52 млн, в результате чего ЕС потребляет сегодня примерно треть экспортируемого Молдовой вина. Однако у роста этих показателей есть очевидный предел, ведь увеличение экспорта произошло в основном за счет трех стран – Польши, Румынии и Чехии. Поставки в другие страны ЕС остаются на уровне статистической погрешности. По всей видимости, именно по этой причине Брюссель без особых опасений отменил квоты на импорт молдавского вина.

Со стороны представителей ЕС говорится сегодня о том, что в перспективе в случае соблюдения всех стандартов на европейский рынок может быть допущена молдавская животноводческая продукция.

Однако в любом случае Молдова имеет ограниченный производственный потенциал по поставкам этой категории товаров. Более значимую роль, возможно, сыграют программы льготного кредитования и технического содействия малому и среднему бизнесу, которые сейчас постепенно разворачиваются в Молдове Европейским банком реконструкции и развития и Евросоюзом. Несколько десятков миллионов евро пойдут в ближайшие несколько лет на реализацию конкретных инвестиционных проектов.

Торговля с ЕАЭС

Рынки ЕАЭС, среди которых наиболее значим, конечно же, российский рынок, сохраняют ключевую роль как раз для экспорта молдавских фруктов.

Россия никогда полностью не закрывала рынок для этой категории товаров, поэтому ориентированность молдавских производителей на Россию до сих пор сохранилась.

По данным молдавской статистики, экспорт фруктов и орехов из Молдовы в Россию составил в 2016 г. около $40 млн. Данные российской ФТС показывают более существенную цифру – около $110 млн. Конечно, российская статистика включает в себя и экспорт из Приднестровья, но Левобережье практически не экспортирует фруктов и орехов, в том числе в Россию. И как показывают данные российской таможни, поставки по данной категории товаров в 2017 г. выросли сразу до $190 млн.

Такой скачок стал возможным за счет того, что большое количество молдавских предприятий получило доступ на российский рынок благодаря нескольким раундам переговоров, проведенных в России Игорем Додоном. Кроме этого, молдавские экспортеры снова могут ввозить свою продукцию через все российские таможенные посты.

Немаловажен и тот факт, что в России после проседания ВВП в 2014-2015 гг. возобновился экономический рост, пусть и ограниченный, что в условиях продолжающегося эмбарго на поставки продовольствия из ЕС создает значительный спрос на молдавские фрукты.

Причем, по всей видимости, введенные Россией в 2014 г. таможенные пошлины, распространяющиеся и на молдавские фрукты, вряд ли являются значительным барьером для молдавских экспортеров. Так, пошлина на груши, сливы и вишню составляет сегодня всего 5%.

С вином ситуация гораздо сложнее. Наряду с импортом фруктов, Игорь Додон добился также возобновления поставок на российский рынок вин известной компании Cricova. Согласно данным ФТС России, импорт вина из Молдовы в РФ вырос с $12-13 млн в 2014-2016 гг. до $19 млн в 2017 г. Тем не менее эта цифра значительно ниже экспорта молдавского вина в Беларусь, который в последние 6 лет постоянно сокращался, но не падал ниже $30 млн.

Даже если всем виноделам Молдовы будет разрешен экспорт вина в Россию, вряд ли поставки вырастут до прежних объемов.

Ведь даже после полного снятия ограничений, введенных в 2006 г., пиковые значения поставок достигли в 2010-2012 гг. лишь $60 млн. (при $235 млн в 2005 г.). Дело в том, что сегодня на российском рынке отмечается очень высокая конкуренция между как зарубежными, так и российскими производителями. Кроме того, молдавское вино при возвращении на российский рынок уже вряд ли будет относиться к низшему ценовому сегменту. Притом, что сейчас, согласно Единому таможенному тарифу ЕАЭС, ставка ввозной пошлины на вино составляет 12,5% (до 2014 г. она не применялась в соответствии с соглашением о Зоне свободной торговли СНГ).

Также стоит отметить, что за последние 10 лет в сознании виноделов Молдовы уже сформировалось представление, что они потеряли российский рынок, и вряд ли они будут делать на него стратегическую ставку в дальнейшем.

Тем не менее, если бы молдавский экспорт вина восстановился хотя бы до уровня 2012 г. ($60 млн), то это уже составило бы объем, поставляемый сегодня в Евросоюз.

В связи с вышесказанным представляется экономически более рациональным для Молдовы не делать какого-либо выбора между европейским и евразийским рынками.

В ЕС страна экспортирует все больше агропромышленного сырья, а в Россию – фрукты, что значимо в первую очередь для большого количества малых фермеров, не имеющих каких-либо перспектив географической переориентации своих поставок. Использование потенциала как европейского, так и российского рынков важно и для молдавских виноделов, которым крайне сложно конкурировать не только на глобальных, но даже региональных рынках. А в том же Приднестровье без европейских рынков не выживет флагман региональной экономики – Молдавский металлургический завод, а без российского рынка нет перспектив у оставшихся там машиностроительных заводов.

К сожалению, в 2016 г. России и Молдове в рамках заседаний двусторонней комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству не удалось достигнуть договоренности о механизмах совмещения двух зон свободной торговли (DCFTA и ЗСТ СНГ).

Евросоюз в этой связи неоднократно заявлял, что никаких изменений в DCFTA он вносить не согласится, в особенности что касается возможности параллельного действия норм технического регулирования ЕС и ЕАЭС в Молдове.

Поэтому ожидать того, что на политическом уровне будет достигнуто соглашение, которое позволит Молдове иметь полностью открытые рынки как с ЕС, так и с Россией, вряд ли стоит.

Кроме того, ухудшение российско-молдавских отношений в основном в связи с использованием молдавским правительством «российской карты» в преддверии парламентских выборов нивелирует предпосылки для дальнейшего открытия российского рынка в интересах молдавских производителей. Однако, судя по торговой статистике, уже предпринятые в 2017 г. меры серьезно облегчили жизнь большому количеству молдавских фермеров.

Источник: http://eurasia.expert/lozhnyy-vybor-pochemu-dlya-moldovy-vazhny-rynki-i-es-i-eaes/

Похожие новости: