Константин Ларионов: Социально-экономические причины религиозной радикализации молодежи в Кыргызстане

07:21 12-07-2018

Константин Ларионов: Социально-экономические причины религиозной радикализации молодежи в КыргызстанеКыргызстан - страна Центральной Азии, которая имеет высокий риск от угроз религиозного экстремизма. Социально-экономические причины такой ситуации носят комплексный характер. Однако, чтобы перейти к анализу существующего положения вещей, необходимо правильно выстроить систему понятий. В публичном пространстве существует множество определений, выражающих деятельность религиозных организаций, противоречащих социальным и экономическим нормам, а также правовой системе страны. В данной статье, под религиозной радикализцией мы будем понимать основанную на религиозном мировоззрении деятельностную позицию, человека или группы лиц, которые проявляются через психологическое и физическое насилие, жестокость, агрессивность, активную нетерпимость, преследующийся по закону или вступающих в противоречие с Конституцией Кыргызской Республики.

С другой стороны, для нас важен следующий методологический принцип, который опирается на основания, которые определяют вовлечение молодежи в экстремистские организации. Управляемость – позволяет распределять и управлять элементами, входящие в систему управления. Для государства – управление может выступать как способ координации субъектов и объектов для соблюдений положенных правил. В этом случае, государство является арбитром с функциями легитимного принуждения играть по правилам. Основание Просвещенность, служить для формирования мировоззрения. Основным субъектом образования могут быть институты элит, гражданское общество и ее представители. Государство не может быть субъектом просвещения, которое в противном случае превращается в государственную идеологию. Третий элемент – занятость, она формирует наиболее эффективную и целесообразную деятельность, направленную на развитие производства, улучшение производства, общественных и частных благ, развитие производства и так далее. Согласно этой модели, если мы решаем существующие проблемы в трех этих основаниях (пространствах), то мы решаем проблему, связанную с экстремизмом в обществе. Ресурсы служат в качестве возможности реализации оснований, которые мы положили.

В настоящее время в Кыргызской Республике Верховным судом признаны вне закона 16 организаций. Все они «Аль-Каида», «Асбат – аль Ансар», «Братья мусульмане», «ХТИ», «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана», «ИДУ», «Жайшуль Махди» и др. имеют зарубежное происхождение и прибыли к нам в конце ХХ-начале ХХвв . Российские эксперты из ЦИПИ выделяют ряд организаций, деятельность которых может быть признана незаконной, это:

- Хизб-ут-Тахрир;
- Жайшуль Махди;
- Исламское движение Восточного Туркестана;
- Исламское Движение Узбекистана;
- Таблиги Джамаат;
- Ансарулох;
- Катибат аль Имам аль Бухари.

Достаточное узкое количество религиоведов-экспертов имеют представление о религиозной идеологии этих организаций и видят угрозу от их деятельности в нарушении правопорядка страны. Несмотря на то, что некоторые организации не относятся к запрещенным, их деятельность по мнению экспертов может носить противозаконную для Кыргызстана деятельность. Обращает на себя внимание то, что вышеперечисленные религиозные организации относят себя к исламскому вероисповеданию. Такая ситуация вызвана тем, что подавляющее большинство населения страны (приблизительно 80%) относят себя к мусульманам. Другой спецификой активности противозаконных религиозных организаций на территории Кыргызстана выступает их связь с материнскими организациями или организациями донорами, находящихся за пределами Кыргызстана, оказывающих всевозможную помощь в их деятельности. Успех работы их может быть связан с деятельностью в совершенно разных сферах (политической, международной экономической, социальной). Представители этих организаций проводят свою работу по пропаганде, распространению своих материалов, подготовке к совершению преступлений, поддержке членов организаций и их семей, переправке населения в зоны боевых действий и так далее.

В социальных отношениях с представителями и религиозных организаций, проводящих противозаконную деятельность существует несколько линий напряженности, проявляющихся:


- между традиционными и легитимными исламскими общинами, и противозаконными организациями, их ячейками и представителями;
- между противозаконными религиозными организациями и другими религиями;
- между противозаконными религиозными организациями и государством, и местными органами самоуправления;
- между противозаконными религиозными организациями и «светским обществом».
Их деятельность проявляется в нарушении общественного порядка (например, сжигание новогодних елок в Кыргызстане), небольших и локальных конфликтов с представителями других религиозных организаций, порчи имущества некоторых религиозных и иных организаций и прочее. Внутриисламские споры, а также противоречия между государством и ДУМКом рождают недоверие отдельных граждан к официальному духовенству.

Внешние факторы также способствуют росту популярности религиозных учений среди молодежи, усиливающих нетерпение к иным исповеданиям. Несмотря на то, что власть принимает меры по ихотслеживанию и координации, миссионерская деятельность в целом носит неконтролируемый характер, что создает риски проникновения и закрепления противозаконных учений. Высока численность молодежи, которая считает, что Кыргызстану менее всего подходит светское правовое устройство. К сожалению, у компетентных государственных органов не хватает ресурсов и возможностей, препятствания потока миссионеров, которые ведут незаконную деятельность. Зарубежные религиозные организации оказывают помощь в строительстве зданий, организации обучения, подготовке ведения религиозной деятельности, поддержке своих миссионеров и миссий. По мнению некоторых экспертов, поддержка, в частности иностранными государствами деятельности новых религиозных движений, тех, которые могут угрожать государству, служат основой для увеличения конфликтов на религиозной почве между гражданами, так как эта поддержка предполагает достижение политических целей некоторыми внешними заинтересованными сторонами .
Как выше уже было сказано, основание для социально-экономических причин привлекательности противозаконных религиозных организаций носят комплексный характер. Попытаемся их подробнее обрисовать.

Во-первых, социальное пространство выражено небезопасной социальной средой проживания. Государство к сожалению, не может в достаточной степени обеспечивать правопорядок, и зачастую через проявление своих структур само становится причиной нарушения законов страны. У правоохранительных органов отсутствуют действенные критерии определения преступников из среды религиозных экстремистов, или эти механизмы не распространены среди сотрудников, существующая деятельность по выявлению преступников и работа с обвиняемыми повышает недоверие к государству. Это приводит к снижению доверия молодежи к деятельности государственных органов и местных органов самоуправления. Особое беспокойство вызывает активность представителей противозаконных религиозных образований в местах лишения свободы, где формируются так называемые «тюремные джамааты», распространяющих свою деятельность и на организованные преступные группировки. Пополнение происходит за счет разных слоев. Как правило в такую противозаконную деятельность вовлекается, молодежь, представители традиционных криминальных элементов или члены ОПГ, заключенные, столкнувшиеся с противоправными действиями сотрудников правоохранительных органов и иные социальные группы. Так же неблагополучная и незащищенная среда толкает женщин ступать в ряды экстремистских групп.
Неблагополучную среду создают семейное насилие, большая ответственность и нагрузка при ведении домашнего хозяйства, несправедливое отношение к женщинам и их неравное по отношении к мужской части положение. Во-вторых, вследствие слабой занятости, особенно в регионах, отдельные представители молодежи готовы пускаться в авантюристские предприятия, чтобы в экстремальных ситуациях проявить себя. Молодые люди имеют большие амбиции и при этом ограниченный доступ к принятию решений и возможности менять социальную среду. Сформированное чувство иждивенческого отношения к государству порождает обиды, приводя к отстраненности от общественных процессов. В-третьих, по мнению экспертов, высоким остается недовольство со стороны представителей общества несправедливостью, вызванной неравным распределением благ, существование пропасти между богатыми и бедными, доступа к власти, в частности и на местном уровне. В-пятых, в обществе разрушаются ценностные барьеры, которые бы снижали влияние противозаконной религиозной деятельности. Отсутствуют альтернативные и просветительские каналы информации, особенно в регионах. В Кыргызстане неоднократно пытались создать идеологию «Семь заветов Манаса», «Кыргызстан – наш общий дом», «Демократический кодекс народа Кыргызстана», «Хартия будущего», «Концепция кочевья» и мн. др. Анализ деятельности большинства террористических групп, показывает, что экстремизм часто является порождением идейного вакуума, которое государство на данный момент не может сложить . Это снижает сопротивляемость части общества, особенно молодежи к влиянию противозаконных религиозных организаций.

Молодежь является самой уязвимой группой, открытой для влияния религиозных экстремистских организаций. По данным Нацстаткома, на начало 2018 года, молодежь в Кыргызстане составляет 25,74 % (или 1 610 309). Уровень занятости молодежи представляет собой следующую картину: в возрасте от 15-19 лет среди женщин занято около 16% у мужчин около 26%, в возрасте от 20-24 составляет 37% и 66%, а в возрасте 25-29 лет составляет около 53% и 89% соответственно. Молодежь, которая нигде не учится и не работает, а так же лица без определенных занятий, имеет большой риск попадания в религиозные экстремистские организации. Статистика показывает, что среди занятой молодежи, мужчины составляют 61,2%, а женщины 38,9%. Незанятость женщин способствует снижению их социализации и угрозе разрушения традиционных моногамных семейных ценностей.

То есть уровень безработицы среди женщин на 5 % выше, чем у мужчин. Тяжелой социальной болезнью общества является бедность населения. В 2016 году этот уровень составлял 25.4%, или свыше 1.5 млн человек. За чертой крайней бедности в стране находилось 0.8% населения (49 тыс.). 74% бедного населения проживала в сельской местности. В целом, в 2016 году по сравнению с 2015 годом уровень бедности сократился на 6.7%, крайней бедности – на 0.4%. Существует гендерное неравенство на рынке труда, о чем свидетельствует более низкая экономическая активность женщин по сравнению с мужчинами, а также их занятость в низкооплачиваемых работах, делает женщин более уязвимыми перед риском оказаться в бедности.
Остаются серьезными проблемы молодежи на уровне регионов. Нерешенность основных экономических проблем и сильный отток населения приводит к неустойчивости экономического развития. Статус периферийности Баткенской и ряда других областей приводит к нарастанию рисков потери некоторых приграничных территорий. Отсюда важнейшей проблемой встает неэффективное управление развитием регионов. Непоследовательно ведется работа по совершенствованию налоговой системы в части стимулирования развития местной экономики и поддержки приоритетных направлений экономики регионов. Согласно Концепции регионального развития о 2030 года, количество рабочих мест в 2019 году будет составлять 70 000 человек, как и в 2017. Среднемесячная оплата труда вырастет с 15 420 сомов в 2017 году, до 18 320 в 2019. Региональная политика не ориентирована на снижение уровня радикализации.

Влияние внешних факторов на радикализацию молодежи, вовлекает население в участии в боевых действиях на Ближнем Востоке. Из Кыргызстана, на начало 2015 года, по официальным данным, выехало около 250 человек, а к 2016 года, эта цифра возросла уже до 600 человек, к 2017 году – уже более 1 тыс. Естественно, что действительные цифры выше. В последнее время привлекательность участия в боевых действиях за рубежом стала снижаться. Эксперты полагают, что в настоящее время идет активизация «спящих ячеек» противозаконных организаций на территории страны, активность которых может иметь в недалеком будущем негативные последствия. В «Концепции государственной политики Кыргызской Республики в религиозной сфере на 2014-2020 годы» отмечается негативное влияние на общество выпускников зарубежных религиозно-экстремистских центров и организаций, которые являются «носителями, распространителями идеологии и менталитета страны пребывания, насаждают чуждые для народа Кыргызстана образ жизни, культуру, внешний вид, одежду и стандарты поведения». То есть государство рассматривает в качестве рисков обучение молодых людей в религиозных учреждениях в исламских странах. Не первый год поднимается в этой связи вопрос, о необходимости формирования исламских религиозных учреждений, которые были бы ориентированы на взращивание собственных богословов.

В качестве рекомендации можно предложить государству сформировать цели и задачи в отношение религиозной политики, исходя из которые часть будут реализовываться функции всеми уполномоченными органами, часть из которых может быть передана на аутсорсинг.


Константин Ларионов

Похожие новости: