Чтобы оборудование не стало металлоломом, или Импортозамещение через реиндустриализацию

10:56 08-11-2019

Чтобы оборудование не стало металлоломом, или Импортозамещение через реиндустриализацию Минпромторг РФ и Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) готовят совместную дорожную карту реиндустриализации ЕАЭС. По сути, документ направлен на распространение программы импортозамещения на все страны объединения, «карта будет способствовать налаживанию кооперационных цепочек в Союзе и позволит совместно заместить товары, импортируемые из третьих стран», отметили в российском министерстве.

Хороший урок

Что такое зависимость от иностранных технологий, наглядно показал инцидент с мобильными компрессорными станциями австрийской фирмы LMF, установленными на объекте дочернего общества компании «Газпром». Ещё в 2012 году оборудование было дистанционно (через спутник) отключено компанией-производителем, в результате чего, по словам начальника департамента Павла Крылова, компрессоры «стоят мертвым грузом, не работают до сих пор». Обычно их используют, чтобы стравливать газ при снижении давления в трубе, не допуская его выбросов в атмосферу во время ремонта или аварии, а в стационарном варианте они увеличивают давление и пропускную способность газотранспортной системы.

«Не исключено, что оборудование отключили после истечения сроков сервисного контракта или гарантийных сроков. А если оно попало под санкции, то производитель не мог продолжать его обслуживание», – отметили в «Газпроме» и добавили, что у компании есть старые компрессоры американского и швейцарского производства, которые тоже могут в любой момент отключиться. Взамен зарубежных аналогов компания планирует закупить отечественные мобильные модульные компрессорные станции казанского ЗАО НПП «Компрессор».

Этот случай технологического сдерживания конкурентов показательный, но далеко не единичный. Согласно Вассенарским соглашениям 1996 г., страны-участницы (33 государства, в том числе РФ) обязуются осуществлять экспортный контроль в отношении такой высокотехнологичной продукции двойного назначения, как электроника, вычислительная техника, телекоммуникации, защита информации, датчики и лазеры, навигация и авиационная электроника, морские технологии и оборудование, авиационно-космическая промышленность и двигательные силовые установки и пр. Особенное внимание уделено станкостроению. Здесь «соглашение сдерживает поставку более 30 позиций станочного оборудования, обладающего наиболее современными по точности, производительности и новизне технологий характеристиками», подчёркивает заведующий евразийским сектором ЦКЕМИ НИУ ВШЭ Юрий Кофнер.

Ещё до антироссийских санкций регламент Совета ЕС от 19 апреля 2012 г. запретил экспортировать «сложные» токарные и фрезерные станки с точностью выше 6 мкм, шлифовальные станки с точностью выше 3 мкм, синхронные пятикоординатные станки, а также инструмент и программное обеспечение к указанным категориям станков. Также Брюссель наложил ограничения на покупку комплектующих машиностроительной продукции, к примеру шариковых подшипников 4 класса точности и выше и радиальных шариковых подшипников 2 класса точности и выше. При этом «регламент постоянно обновляется, и расширяется перечень технологий, разрешение на экспорт которых необходимо получить от государства», напоминает Ю. Кофнер. Получается, что импортировать современное высокоточное оборудование и за счёт него эффективно индустриализировать свои экономики странам ЕАЭС просто не разрешают.

Следующий постпромышленный этап – это политика сдерживания в цифровой сфере. К примеру, США заблокировали обновления сервисов Google, работающих с ОС Android, для смартфонов китайской компании Huawei. «Это хороший урок для России, который стал еще одним аргументом в пользу импортозамещения: любую современную технологию можно отключить дистанционно, и если мы в этот момент не будем иметь никакой альтернативы, то окажемся в критической ситуации», – подчёркивает президент группы компаний InfoWatch, председатель правления ассоциации «Отечественный софт» Наталья Касперская.

Трёхголовая гидра: бюрократия, неинформированность и лоббизм

На этом фоне специальная программа ЕЭК и Минпромторга РФ по замене промпродукции из дальнего зарубежья произведенными в странах союза аналогами подоспела как нельзя кстати. По подсчётам Евразийского банка развития (ЕАБР), общий потенциал такого импортозамещения достигает не менее $4 млрд ежегодно. Информацию, что это за товары и каким странам они нужны, будет содержать специальный раздел дорожной карты индустриализации ЕАЭС, что позволит целенаправленно создавать кооперационные цепочки внутри интеграционного объединения. Только по станочному оборудованию эта потребность в 2017 г. достигала $1,9 млрд, причём значительная доля этого важного для промышленного развития страны импорта приходится на США и Германию, которые активно вводят санкции против российских и белорусских компаний и регулируют экспорт высокотехнологичной продукции.

Реагируя на такие факты, министр энергетики России Александр Новак недавно сообщил, что министерство ставит перед собой задачу к 2020 г. заместить в топливно-энергетическом комплексе до 80% используемых в России импортных технологий.

Заместить всё, конечно, не получится. К примеру, в Армении товарами из других стран союза можно заменить максимум 77% импорта из дальнего зарубежья (в основном лекарства), в Кыргызстане – 58% (тоже лекарства), в Казахстане и Белоруссии – по 29% (трубная продукция и вычислительная техника соответственно). Что касается РФ, то здесь потенциал замещения в относительных величинах совсем низкий (1%), но, учитывая большую ёмкость российского рынка, в деньгах суммы для компаний из ЕАЭС совсем не маленькие. Одних ферросплавов России требуется на $338 млн.

К тому же торговые интересы партнёров по союзу давно пора сбалансировать. Если из России в государства ЕАЭС идёт незначительный объём в основном сырьевых товаров, то для других членов объединения российский рынок сбыта промпродукции зачастую является ключевым. Вдобавок РФ в ближайшее время полностью открывает для компаний из стран союза свои госзакупки. Программа общего импортозамещения в рамках ЕАЭС должна несколько сгладить ситуацию и открыть дорогу высокотехнологичным российским товарам на союзные рынки, считает эксперт РАНХиГС Евгений Гущин.

Для этого не нужно сверхусилий, достаточно устранить бюрократические барьеры и наладить торговые связи и придержать ТНК-лоббистов на внутренних рынках. Например, сегодня, чтобы на экспорт российской продукции в партнерскую страну не начислялся дополнительный НДС, продавцу нужно пройти длительные согласования в налоговой государства – партнёра по ЕАЭС. И далеко не всегда эти усилия увенчиваются успехом. Такие факторы нивелируют конкурентное преимущество по цене российских товаров на союзных рынках, подчёркивает директор российского Центра поддержки внешнеэкономической деятельности и развития регионов Андрей Точин.

Уже сегодня «в рамках этих товарных позиций существуют и спрос, и предложение внутри союза, но отсутствуют или недостаточно развиты торгово-экономические связи между экономическими субъектами», – считают аналитики ЕАБР. Согласно опросу банка, 210 из 700 опрошенных крупнейших корпораций ЕАЭС назвали в качестве главного барьера в наращивании взаимной торговли дефицит информации о потенциальных партнерах внутри союза. Вдобавок, по мнению А. Точина, зачастую на импортозамещении негативно сказывается лоббизм международных корпораций через местных чиновников.

Вектор – на внешние рынки

Сопряжение наиболее значимых и перспективных промышленных проектов стран-партнёров по ЕАЭС не только снимет взаимоуничтожающую конкуренцию и улучшит торгово-промышленные связи между ними, но и положительно скажется на конкурентоспособности продукции союза на мировом рынке.

Эксперты ЕАБР уверены, что в рамках импортозамещения странам ЕАЭС необходимо развивать экспорт продукции совместных производств, агрегирующих технологии, опыт, знания и новейшие разработки максимально широкого числа предприятий. Это принесет большой синергетический эффект всем участникам процесса и положительно отразится на конкурентоспособности производимых ими товаров на мировом рынке, вплоть до создания совместной промышленной инфраструктуры в третьих странах.

Первой такой ласточкой стала российская промзона в Египте, где уже готовы участвовать 25 юрлиц, работающих в области композитных технологий, радиоэлектроники, возобновляемой энергетики, промышленного инжиниринга и т. д.

«Присутствие компаний из ЕАЭС в российской промышленной зоне станет первым масштабным евразийским проектом по совместному выходу производителей наших стран на внешние рынки», – отметил министр ЕЭК по промышленности и АПК Александр Субботин. Главное, чтобы форма наполнялась содержанием.

Источник: https://www.ritmeurasia.org/news--2019-11-08--chtoby-oborudovanie-ne-stalo-metallolomom-ili-importozameschenie-cherez-reindustrializaciju-45821

Похожие новости: