Подготовка к торгу: КНДР представила новые аргументы в ракетной гонке с США

10:01 16-10-2020

Подготовка к торгу: КНДР представила новые аргументы в ракетной гонке с США Ранним утром 10 октября в Пхеньяне прошел военный парад, приуроченный к 75-летию основания правящей Трудовой Партии Кореи. Северокорейский лидер Ким Чен Ын исполнил свое обещание, данное в новогоднем обращении, и продемонстрировал миру новинки стратегических вооружений КНДР. Так, была показана баллистическая ракета для подводных лодок, а также новая межконтинентальная баллистическая ракета. О том, что стоит за этой демонстрацией, и какие еще вооружения из показанных могут вызвать интерес, читайте в статье независимого военного обозревателя Александра Ермакова.

«Пандемия – под контролем»

Пандемия повлияла на многие торжественные мероприятия в этом году. Российский парад был перенесен с традиционного 9 мая на 24 июня – годовщину первого Парада Победы. Китайский парад вовсе не состоялся, а прошлую круглую дату в 2015 г. они отмечали очень крупным мероприятием. На этом фоне КНДР решила продемонстрировать продолжение процесса модернизации своих вооруженных сил и то, что страна стала островком стабильности в хаосе 2020 г.

Подтвердить официальную позицию полного контроля над эпидемиологической ситуацией должно было и полное отсутствие на участниках и гостях масок и социального дистанцирования. Причем, это не спишешь на игнорирование проблемы, как в некоторых странах Средней Азии: напротив, КНДР, вероятно, осознавая неспособность справиться с масштабной эпидемией, одной из первых наглухо закрыла границы (в первую очередь, с Китаем) и до сих пор предельно жестко придерживается этого режима, осознанно нанося серьезный ущерб своей экономике.

Хотя заявления о полном отсутствии заболевших, скорее всего, все же преувеличены, иностранные дипломатические работники – единственный надежный источник информации в этой стране, признаков эпидемии не отмечают. Скорее всего, жесткая система госконтроля и достаточно большое число врачей (при не очень высокой квалификации основной их части и нехватке сложного оборудования) позволяют держать ситуацию под контролем.

Нестандартное вступление

Длинная речь главы страны Ким Чен Ына была достаточно примечательна сама по себе, так как радикально отличалась от стереотипных для таких случаев перечислений побед в славном прошлом и не менее славном настоящем. Вместо этого корейский лидер значительную часть выступления посвятил перечислению трудностей, с которыми столкнулась страна. Особое внимание было уделено крупным наводнениям последних месяцев и последствиям тайфуна «Бави», последствия которых устраняет в первую очередь именно армия. Остальная часть состояла в основном из благодарностей северокорейскому народу и наилучших пожеланий ему, соседям и другим странам.

О геополитической ситуации и военной тематике говорилось мало. Традиционно ожидаемых от северокорейцев угроз стереть в порошок злобных империалистов не было вовсе, а была озвучена вполне традиционная для «приличных» стран формула, что вооруженные силы, в том числе силы ядерного сдерживания, не направлены против кого-либо, а решают только задачу защиты суверенитета и права государства на существование.

Ким даже озвучил приверженность тому, что принято называть формулой no-first-use: декларировал, что ядерное оружие не будет применено превентивно. Сторонним наблюдателям это может показаться неважным, пустым заявлением, но в сфере контроля над вооружениями и ядерной стратегии это достаточно важный маркер и лозунг.

Примечательно, что США, например, отказываются провозглашать приверженность этому принципу, несмотря на достаточно активную дискуссию в этой области не только в экспертной среде, но и на уровне конгресса.

Впрочем, отмечалось, что для продолжения исполнения вышеуказанной задачи вооруженные силы продолжают модернизироваться. Такую модернизацию и был призван продемонстрировать миру этот парад наряду с контролем над эпидемиологической ситуацией.

Новинки техники

По хронологическому порядку прохождения в первую очередь необходимо отметить, что корейские генералы принимали парад не на общепринятых в мире кабриолетах представительского класса, а на двух броневиках – судя по всему, отечественной сборки. Подробно останавливаться на пехотной части парада не будем, поскольку она традиционно интересует читателей меньше технической. Отметим только новую амуницию и защитное снаряжение – сферу, в которой у КНДР раньше имелось отставание и успехами в которой им, вероятно, хотелось похвастаться – а также ряд новых образцов стрелкового оружия, включая как очередные местные вариации «Калашниковых» с нежно любимыми корейцами шнековыми магазинами большой емкости, так и крупнокалиберные антиматериальные винтовки.

Воздушная часть по понятным причинам новинками не блистала: современное военное авиастроение в чем-то даже сложнее ракетостроения, а вложения в него не дадут такой же отдачи. Поэтому авиационная часть парада была представлена МиГ-29 и Су-25, закупленными в последние годы существования СССР. Компенсировать это постарались зрелищностью: самолеты не только отстреливали традиционные для публичных показов тепловые ловушки – «фейерверки», но и были украшены светодиодными лентами.

Наземную часть открывали тактические/противотанковые ракетные комплексы на трехосном колесном шасси (концептуальные аналоги известного израильского комплекса Spike-NLOS). Далее следовали новинки: четырехосные бронемашины в двух вариантах с противотанковыми ракетами или танковым орудием. Обе машины были очевидной аллюзией на американское семейство бронемашин «Stryker», в которое входят как машины с ПТРК, так и пушечные машины огневой поддержки.

Далее следовала одна из наиболее интересных новинок парада – новый танк.

Многие неискушенные комментаторы восприняли его как чисто внешнюю подделку то ли под «Абрамс» (способствовал светлый, «песочный» камуфляж) то ли под «Армату», но при более внимательном рассмотрении видно, что это прорывная для корейского танкостроения машина.

В частности, на ней использовано новое шасси, изменена схема размещения экипажа с традиционной советской на западную, усилено бронирование крыши и бортов (вероятно, по опыту последних локальных конфликтов), установлены компоненты комплекса активной защиты (возможно, пока и в макетном исполнении, но, тем не менее, это заявка) и средства управления огнем.

Часть продемонстрированной далее артиллерии – ствольной и реактивной (РСЗО средних калибров) уже знакома, но дальше шли в нескольких вариантах новые сверхтяжелые РСЗО калибра 600-мм (фактически, уже оперативно-тактические ракетные комплексы с управляемыми ракетами), которые начали показывать в СМИ с 2019 г. Кроме продемонстрированного ранее во время испытаний и учений колесного комплекса с четырьмя ракетам были показаны более тяжелые варианты – колесный пятиракетный и гусеничный шестиракетный.

Гусеничное шасси унифицированное, оно используется во многих комплексах, включая и проехавшие следом пусковые установки берегового комплекса с противокорабельными ракетами Kumsong-3, в этот раз в версии по восемь ракет, а не по четыре.

Продемонстрированы были и варианты новых пусковых установок ЗРК малой и большой дальности, созданные явно с оглядкой на российские аналоги.

На месте и «Кимскандеры» – уже демонстрировавшиеся ранее баллистические ракеты малой дальности, доказавшие на тестах возможность совершать маневры уклонения от ПРО.

Конечно, главное, чего ждут от корейских парадов – это «большие» баллистические ракеты, и в этот раз кроме показанных ранее и уже испытанных БРСД Hwasong-12 и МБР Hwasong-15 были продемонстрированы совершенно новые: новая твердотопливная ракета для подводных лодок Pukguksong-4 – значительно более крупная и требующая нового типа ракетных субмарин; и не имеющий названия еще более крупный, чем Hwasong-15 мобильный комплекс с жидкостной МБР. Одиннадцатиосная пусковая установка с монструозной ракетой и вовсе представляет собой самый крупный подвижный грунтовый ракетный комплекс в мире (для сравнения, у российского «Ярса» восемь осей), причем, судя по всему, местной разработки, а не купленное в Китае и доработанное коммерческое шасси.

Разумеется, большие габариты создают множество проблем, и в них самих по себе нет ничего хорошего, но это заявка на больший забрасываемый вес, а значит, либо более мощный заряд, либо комплекс средств преодоления ПРО.

При некоторой фантазии можно даже предположить простейший вариант разделяемой головной части с несколькими боезарядами, не индивидуального наведения, а более простые, рассеивающего типа, в которых боеголовки наводятся не на конкретную цель, а в заданном радиусе вокруг одной точки. Для поражения особо крупных площадных целей это вполне удобно.

Выводы

Демонстрация после крупного (и, очевидно, осознанного) перерыва новых ракет не может не быть сигналом для США, где через месяц должны определиться со следующим президентом. КНДР напоминает о себе, и о том, что она не полностью довольна результатами переговоров с Дональдом Трампом. Да, она, очевидно, не пошла на ядерное разоружение, но по крайней мере притормозила развитие своих ракетно-ядерных программ и хотела бы увидеть встречные шаги.

Трамп, конечно, может обидеться на такое показное дезавуирование одного из немногих своих международных успехов (по крайней мере, он так подавал временную «заморозку»), но, возможно, Ким уже ставит на приход Байдена. Даже, возможно, хочет «помочь» его избранию этой шпилькой в адрес действующего президента и надеется на готовность решать проблему слишком жестких санкций (как бы странно это ни прозвучало для стороннего наблюдателя, но дотрамповские были больше формальностью).

Источник: https://eurasia.expert/kndr-predstavila-novye-argumenty-v-raketnoy-gonke-s-ssha/