«Сила Сибири - 2» еще не введена в строй, а уже испытывает ценовую конкуренцию

10:10 24-11-2020

«Сила Сибири - 2» еще не введена в строй, а уже испытывает ценовую конкуренцию Россия укрепляет свои позиции на рынке газа крупнейшего потребителя – КНР. Это обусловлено ростом спроса на газ в Китае после временной стагнации в первом полугодии, обусловленной последствиями COVID-19. Но рост того же спроса стимулирует и конкурентов России – экспортеров газа.

Для обеспечения растущих газовых потребностей КНР «Газпром» на днях приступил ко второму этапу строительных работ по газопроводу «Сила Сибири»: это участок от Ковыктинского месторожения (Иркутская область) до Чаяндинского (в Саха-Якутии) протяженностью около 800 км. Это позволит вовлечь в поставки газовые ресурсы иркутского Приангарья и, соответственно, на 20-25% повысить совокупную ежегодную мощность этой российско-китайской артерии. А в результате – потенциально возможное 65-65%-ное обеспечение внутрикитайского спроса на газ. Данный участок планируется ввести в действие не позднее 2022 года.

По уточненным данным «Газпрома» (3 ноября), «подрядные организации перешли в стадию реализации строительно-монтажных работ. Ведется перебазировка техники, начаты сварка на трубосварочных базах и обустройство временных жилых городков» (то есть работы ведутся по вахтовому методу. – Ред.). Отмечено также, что работы идут с опережением графика.

В преддверии реализации упомянутого проекта Ковыкта–Чаянда российский холдинг повысил максимальный уровень добычи на Чаяндинском месторождении – пока основном для поставок в КНР. Поясняя рост чаяндинской добычи и проект Ковытка–Чаянда, глава «Газпрома» А. Миллер заявил о возможности увеличения ежегодных поставок по «Силе Сибири» на 16%. «У нас на столе переговоров с китайскими партнерами, отметил Миллер, – увеличение ежегодных поставок по газопроводу на 6 млрд кубометров, то есть до 44 млрд кубометров в год».

Поставки по трансазиатской артерии «Сила Сибири», в соответствии с российско-китайским соглашением 2014 года, стартовали в начале декабря 2019 г. по маршруту от Чаяндинского месторождения до приграничного Благовещенска (Амурская область) и далее – в сопредельную китайскую провинцию Хэйлунзцян (крупнейшая провинция Северо-Восточного Китая). «Газпром» планирует поставить в КНР за нынешний год не меньше 5 млрд (в том числе через Приморский край). Конечной проектной мощности в 38 млрд кубометров в год газопровод, как запланировано, достигнет не позднее 2025 г.

В то же время, повторим, китайская сторона проявляет заинтересованность в увеличении поставок до 44 млрд кубометров ежегодно. Что свидетельствует о росте спроса на трубопроводный газ в КНР как в ближайшей, так и в среднесрочной перспективе.

Однако Пекин стремится дифференцировать импорт газа, то есть разнообразить и географию импорта, и его товарную структуру. Достаточно сказать, что в совокупном объеме китайского газового импорта доля сжиженного природного газа (СПГ) к настоящему времени – не меньше трети.

Это обусловлено, во-первых, топливной и в целом технологической структурой энергетики, химпрома, коммунально-бытового хозяйства и ряда других отраслей КНР, сориентированных на преимущественное использование СПГ, или на препуциальное потребление «сырого» газа и сжиженного продукта. А во-вторых, Китай традиционно (с середины 1980-х) закупает сравнительно дешевый СПГ в соседних Малайзии, Индонезии, Брунее.

По большинству профильных прогнозов, эти СПГ-закупки Китаем по низким ценам наверняка будут увеличиваться и в связи с тем, что в середине ноября с. г. официально объявлено о создании Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (ЗСТ) с участием КНР, стран Юго-Восточной Азии, Японии, Южной Кореи, Австралии и Новой Зеландии. А в этом блоке крупными поставщиками СПГ, в том числе в Китай, является и Австралия, наряду с Малайзией, Индонезией и Брунеем (закупает Китай СПГ и в Катаре). В этой зоне предусматриваются, естественно, ценовые льготы для стран-участниц и символические экспортно-импортные пошлины, в том числе на энергопродукты.

Кроме того, Мьянма, участвующая в той же ЗСТ, поставляет с середины 2010-х свой газ по трубопроводу в южный регион КНР и, частично, Тибет. Эти поставки, разумеется, не могут по объемам и географии конкурировать с российскими, но цены на газ из Мьянмы – самые низкие в сравнении с трубопроводным газом из РФ, Казахстана, Туркменистана и Узбекистана. Что является немаловажным аргументом для Пекина в решении ценовых вопросов с упомянутыми поставщиками трубопроводного газа.

Отметим также, что, согласно долгосрочной госпрограмме развития китайской энергетики до 2030 г., добыча и переработка китайского природного газа увеличатся в целом вдвое в сравнении с серединой 2010-х. Что составит как минимум 35% объема среднегодового внутреннего спроса КНР на газ. Кстати, в текущем году добыча-переработка собственного газа там, по имеющимся данным, увеличится на 13-14% в сравнении с 2019-м – это рекордный темп в сравнении с предыдущими пятью годами.

Словом, всем поставщикам придется проводить более гибкую ценовую политику, чтобы как минимум сохранить свои позиции на газовом рынке КНР.

Преимущество такой политики применительно к «Силе Сибири» обозначено аналитическим порталом Finanz.Ru (РФ) 26 октября с. г.: «Поставки по газопроводу, запущенному в конце 2019 г., резко выросли летом 2020 г. после того, как «Газпром» начал снижать цены. В июле и августе Китай закупал в России примерно вдвое больше газа, чем зимой (281 млн кубометров в январе и 262 млн в феврале)». С напоминанием, что «стоимость поставок пересматривается ежеквартально».

Скорее всего, российская сторона продолжит такую ценовую практику. С конкуренцией приходится считаться.

Источник: https://www.ritmeurasia.org/news--2020-11-24--sila-sibiri-2-esche-ne-vvedena-v-stroj-a-uzhe-ispytyvaet-cenovuju-konkurenciju-52028