Пекин навязывает Центральной Азии цифровой авторитаризм?

12:46 06-04-2021

Пекин навязывает Центральной Азии цифровой авторитаризм? Сотрудничество со странами Центральной Азии всегда было ключевым для успеха проекта "Один пояс и один путь". Неслучайно, что впервые эта инициатива была озвучена осенью 2013 г. в ходе визита Си Цзиньпина в Казахстан. Но цифровой компонент китайской инфраструктурной и инвестиционной программы в Центральной Азии еще не получил широкого освещения, а между тем китайские стандарты в области сбора персональных данных и систем городского слежения незаметно "кочуют" в республики региона.

Еще летом 2019 года Министерство по развитию информационных технологий и коммуникаций Узбекистана заключило соглашение с китайскими компаниями CITIC Group и Henan Costar Group о реализации проекта "безопасный город", который планируется осуществить в три этапа, которые должны последовательно охватить сначала Ташкент, а затем ключевые областные центры и крупные города. В рамках проекта Китай уже стал основным поставщиком оборудования видеонаблюдения и технологий распознавания лиц в городах Узбекистана. В столице соседнего Таджикистана такая система слежения была запущена тем же летом 2019 года.

На сегодня для Узбекистана программным документом в области цифровизации остается стратегия "Цифровой Узбекистан – 2030", утвержденная 5 октября 2020 г. Премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов на Международном цифровом форуме в Алматы, состоявшемся 5 февраля 2021г., заявил о том, что Узбекистан планирует к 2023 г. инвестировать 2,5 миллиарда долларов в развитие телекоммуникационной и интернет-инфраструктуры на территории страны. План включает строительство трех центров обработки данных в Ташкенте, Бухаре и Коканде, а также обеспечение всех школ и областей страны качественным интернет-соединением. Приоритетом остается и развитие системы "электронного правительства", а также цифровизация аграрного, банковского секторов и здравоохранения.

Инвестиции в цифровое развитие безусловно связаны с пандемией коронавируса, которая выявила пробелы в национальной телекоммуникационной системе. Будучи страной с наибольшим населением в Центральной Азии, число пользователей интернета в Узбекистане существенно возросло во время локдауна, что привело к падению скорости сети. Особенно пострадали пользователи мобильного интернета. Крупнейшему узбекскому оператору мобильной связи "Узбектелеком" даже была предоставлена государственная поддержка для модернизации более 300 вышек сотовой связи, чтобы повысить скорость интернет-соединения. Другая сложность в создании дешевого и быстрого Интернета заключается в том, что цены на связь в Узбекистане зависят от соответствующих тарифов операторов в Казахстане и в России, так как доступ во всемирную сеть обеспечивается, главным образом, транзитом через серверный канал, проходящий через Казахстан и Россию.

Для Huawei Узбекистан уже стал традиционным партнером и одновременно платформой для запуска новых технологий. В 2011 г. Узбекистан первым среди стран СНГ апробировал сеть 4G LTE, а осенью 2019 г. впервые в тестовом режиме была запущена сеть 5G. Очевидно, что компания Huawei продолжит и дальше принимать участие в цифровой трансформации Узбекистана.

На конец 2020 г. в Узбекистане действовало около 1800 предприятий с китайским капиталом, в том числе в сфере телекоммуникаций.
В феврале флагманская цифровая компания КНР Huawei заключила соглашения о сотрудничестве с Университетом Амити и Техническим институтом Еджу в Ташкенте.

Еще раньше в 2014 г. корпорация Huawei заключила соглашение о сотрудничестве с Ташкентским университетом информационных технологий, а также регулярно проводит под своей эгидой программу "Ростки будущего" ("Seeds for the Future"), включающую стажировки и стипендии для узбекских студентов в компании Huawei. Даже в условиях пандемии китайская компания подтвердила свое намерение продолжать пополнять штат узбекскими IT-талантами. Помимо "масочной" и "вакцинной" дипломатии КНР во время пандемии также поставила Узбекистану тепловизоры для установки в аэропорту Ташкента.

Тем не менее, сотрудничество с Китаем несет для Узбекистана и скрытые риски, которые еще не осознаны полностью.
Технологически и коммерчески цифровизация Узбекистана осуществляется за счет ресурсов китайских корпораций, которые доминируют на рынке Узбекистана. Здесь нельзя не задуматься о том, какие последствия это может повлечь для национальной безопасности страны и стандартов защиты персональных и официальных данных в долгосрочной перспективе.

Через Цифровой шелковый путь как канал передачи технологий и инноваций Китай также продвигает концепции информатизации общества и практику массового сбора персональных данных в основном путем создания "умных" и "безопасных" городов.

Для центральноазиатских республик подобный путь технологической модернизации, который иногда обозначают как "цифровой авторитаризм", выглядит привлекательным, так как не несет политических рисков для текущего правительства и одновременно позволяет ликвидировать технологическую отсталость.

Китайская компания Huawei была основным исполнителем программ обновления телекоммуникаций в Узбекистане начиная с 1997 г. и сотрудничество до настоящего времени развивается по восходящей.
Ожидается, что туристические города вроде Бухары, Самарканда, Хивы и Шахрисабза станут первыми после Ташкента, где будут развернуты системы "безопасного города" в том числе с целью развития туристической отрасли. Для Китая Узбекистан выступает в качестве важной площадки демонстрации успеха собственных технологий и концепции Цифрового шелкового пути, что недавно подчеркнул Си Цзиньпин на открытии выставки ЭКСПО Китай-АСЕАН в Наньнине. Так в совокупности инвестиции КНР в телекоммуникационный сектор включая создание систем наблюдения уступают лишь инвестициям в строительство и модернизацию газопроводов на территории Узбекистана.

Но с учетом возрастающего скептицизма в отношении инвестиций КНР (к примеру, 53% опрошенных граждан Узбекистана как и 69% опрошенных казахских граждан выразили обеспокоенность по поводу скупки земли китайскими инвесторами) имеет смысл задать вопрос – существует ли технологическая альтернатива китайской модернизации или по меньшей мере пути диверсификации технологического экспорта?

Примечательно в этом контексте, что по итогам весенних опросов Central Asia Barometer, 51,6% жителей Казахстан, 57,8% жителей Узбекистана и 75,5% населения Кыргызстана рассчитывали на помощь России в борьбе с коронавирусом, в то время 20%, 14% и 7,5% населения соответствующих стран сочли помощь Китая более вероятной. Возможно, и в сфере телекоммуникаций России стоит предложить свои решения республикам Центральной Азии, учитывая амбиции по формированию цифрового пространства ЕАЭС.

Источник: https://ia-centr.ru/experts/nikita-belukhin/pekin-navyazyvaet-tsentralnoy-azii-tsifrovoy-avtoritarizm-/