Тегеран не намерен терять Центральную Азию

13:36 08-04-2021

Тегеран не намерен терять Центральную Азию Министр иностранных дел Ирана проведет ревизию двусторонних отношений со странами региона

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф свое центральноазиатское турне начал 5 апреля с Узбекистана. Иранский дипломат посетит также Туркменистан, Киргизию, Казахстан и Таджикистан. Для Тегерана после подписания всеобъемлющего соглашения с Китаем важно встроиться в геоэкономические проекты и восстановить утерянные позиции в регионе для укрепления своих геополитических позиций. Визит главы иранского МИДа проходит на фоне уходящей администрации президента Рухани.

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф прибыл в Центральную Азию после подписания всеобъемлющего соглашения сроком на 25 лет между Тегераном и Пекином. Китай готов инвестировать в иранскую экономику 400 млрд долл. Китайские деньги направятся на добычу нефти, полезных ископаемых, развитие иранской промышленности, сельского хозяйства и строительство транспортной инфраструктуры. Взамен Китай получит иранскую нефть и газ.

«Договор Китая с Ираном был готов к подписанию еще в 2019 году. Но тогда Пекин дал задний ход. И только после провала китайско-американского саммита в Анкоридже, когда китайцы поняли, что наладить нормальные отношения с США уже не получится, был подписан договор с Тегераном», – сказал «НГ» директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no» Бахтиер Эргашев.

Иран, по словам эксперта, получает серьезный и долгосрочный источник инвестиций. Китай – углеводороды. Другой вопрос, по какой цене, – Китай всегда пользуется трудным положением своих партнеров и старается заработать на этом. «Если этот договор заработает, то стена американских санкций, которую США выстраивали против Ирана, получит большую брешь. Более того, эта стена и вовсе рухнет, если Иран вступит в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) в качестве постоянного члена. Заявление об этом прозвучало в феврале по итогам визита в Москву спикера Меджлиса (парламента) Ирана Махаммада Багер Галибафа», – отметил Эргашев.

По его мнению, Иран может стать первой страной, которая покажет, что санкции США и их союзников более не имеют тотальный характер. Иранский опыт потом можно будет экстраполировать и на другие страны, которые находятся под санкциями. Например, Венесуэлу.

Соглашение Ирана и Китая – это интересный геоэкономический и геополитический ход для Тегерана. Визит Зарифа в регион связан с развитием региональных проектов. «Вопросы транспортно-логистических проектов будут центральными в ходе поездки главы иранского МИДа, поскольку Иран может связаться с Китаем по суше только через страны Центральной Азии. На переговорах в Ташкенте скорее всего обсуждался вопрос строительства необходимой для Ирана железной дороги Китай–Киргизия–Узбекистан. Иран проявляет к ней интерес, поскольку эта магистраль станет связующей с транспортным коридором Узбекистан–Афганистан–Иран (Мазари-Шариф – Герат – порт Чабахар). Тегеран заинтересован, чтобы эта дорога работала. В 2020 году, в разгар пандемии, стартовало автомобильное сообщение по этому маршруту. Теперь нужно, чтобы эта автомобильная дорога была усилена через строительство железной дороги», – считает Бахтиер Эргашев.

Активизация Турции на центральноазиатском направлении вызывает определенные вопросы со стороны не только России и Китая, но и Ирана. «Тегеран настораживают итоги тюркского саммита, который состоялся 31 марта в формате видеоконференции. Несомненно, позиции Турции в Центральной Азии сильны, но и Иран будет активизироваться на центральноазиатском направлении, особенно в связи с планами вступления в ЕАЭС. Даже если они не станут постоянными участниками организации, то идея создания зоны свободной торговли между Ираном и ЕАЭС будет реализована», – отметил Эргашев.

По мнению заместителя генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов Игоря Панкратенко, центральноазиатский вектор в годы правления президента Хасана Рухани был провален (см. здесь). И кто бы ни пришел на его место, вне зависимости от того, из какого лагеря будет новый президент, ему придется восстанавливать центральноазиатский кейс. «И хотя Джавад Зариф уже «хромая утка», тем не менее какой-то задел нужно создавать и предъявить военно-политическому руководству Ирана.

Это не просто прощальная поездка Зарифа, но еще и проведение ревизии в двусторонних отношениях. Поскольку внезапно выяснилось, что иранского влияния на Центральную Азию просто не существует», – сказал «НГ» Панкратенко. По его словам, мало того, что Иран был токсичным для центральноазиатских партнеров, существовавшие проекты свернуты, товарооборот сведен к минимуму, самый крупный товарооборот с Казахстаном – и то до миллиарда долларов по итогам прошлого года не дотянул, так утрачено и политическое влияние на регион.

«Произошло это как раз за те годы, когда Зариф был министром иностранных дел Ирана. Поэтому он отчасти несет ответственность за эту провальную политику. Главная задача для Тегерана – встроиться в китайские проекты. Но места для Ирана немного. Центральной Азии Иран неинтересен как таковой. И это большая проблема, которую визитом Зарифа не решить», – считает эксперт.

Источник: https://www.ng.ru/cis/2021-04-05/5_8120_asia.html