США выдают за сланцевый газ обычный природный, чем и давят на конкурентов

08:24 08-06-2021

США выдают за сланцевый газ обычный природный, чем и давят на конкурентов По данным Минэнерго США и Международного энергетического агентства (IEA), экспортные мощности США по сжиженному природному газу (СПГ) к середине нынешнего года превысили 95 млрд кубометров. Причем к концу 2020-го экспортные разрешения получили сразу четыре крупных американских СПГ-проекта: Rio Grande LNG мощностью 37 млрд куб. м в год, Corpus Christi Stage III – 16,4 млрд, Annova LNG – 10 млрд, Texas LNG Brownsville – 5,8 млрд.

Притом что какие-либо подробности проектов в рамках небезызвестной «сланцевой революции» в последние три года в США публикуются всё реже, их экспортные планы по СПГ впечатляют и одновременно озадачивают. Но, пожалуй, только на первый взгляд.

Ибо остаётся фактом, в том числе в Северной Америке, сверхвысокая себестоимость добычи и особенно переработки сланцевого сырья в нефте- и газосырьё, равно как и в нефте- и газопродукты. Так что фактически речь идет о пропагандистской и, разумеется, долгосрочной экономической комбинации, нацеленной на снижение конкурентоспособности экспорта трубопроводного газа. А как известно, по объемам именно трубопроводных поставок лидирующее место в мире издавна – у России.

EIA прогнозирует (апрель с. г.), что экспорт СПГ из США в 2021 году, согласно уже имеющимся и оговорённым контрактам, составит как минимум 8,5 млрд кубических футов в сутки, а в 2022-м – не меньше 9,2 млрд. Притом что Штаты уже в январе 2021 г. ежесуточно экспортировали рекордные 9,8 млрд куб. футов, и эта планка к настоящему времени не ниже 9 млрд. В пересчете на кубометры в текущем году ожидается фактический экспорт СПГ из США в объеме не меньше 100 млрд кубов. С учетом этих данных США с Катаром и Австралией способны, по оценкам ЕIA и ОПЕК, заместить минимум 60% всего объема российского трубопроводного газоэкспорта в регион Евросоюза и в КНР.

Как отмечает ряд профильных зарубежных СМИ, американцы наряду с собственным «лжесланцевым» газоэкспортом, то есть с СПГ-экспортом, практикуют еще и реэкспорт СПГ, закупаемый в других странах. А также сжижают для экспорта голубое топливо, поступающее по трубопроводам из соседних Канады и Мексики. По оценкам североамериканских профильных источников, до 40% канадского сырья подвергается в США трансформации в СПГ.

Но ответ на вопрос, весь ли этот газ потреблялся на внутреннем рынке США, официальные американские и международные источники не дают. Канадские же (равно как и мексиканские, тоже трубопроводные) поставки газа в США, по имеющимся данным, сохранятся как минимум на среднесрочную перспективу.

Причем СПГ из США, якобы сланцевый, – весьма дорогостоящий для импортеров, но американская сторона, по имеющимся данным, прямо или косвенно доплачивает импортерам за ввоз СПГ из Штатов.

Означенные комбинации тем более возможны и реальны, так как по общим разведанным запасам традиционного природного и попутного (т. е. нефтяного) газа, согласно данным Минэнерго США и IEA (2017-2018 гг.), США входят в пятерку мировых стран-лидеров, ненамного уступая Ирану и группе арабских стран Персидского залива.

Потому, с учетом вышеупомянутой информации, вполне можно согласиться с российским экспертом по вопросам энергетической политики Сергеем Булочниковым: «Пресловутый сланцевый газ – это признаётся и американскими экспертами – из-за его низкой калорийности и высокой себестоимости рентабельно использовать только как местное топливо, притом невдалеке от мест добычи». А пресловутый «сланцевый газ», которым шантажируют Россию (как и других крупных газопоставщиков) – «сиречь обыкновенный природный газ». Его внутреннее потребление США ввиду экспорта своего СПГ «частично замещают газом не столько из сланцев, сколько из плотных газоносных песчаников» (менее дорогостоящих по освоению, чем сланцегаз. – Ред.).

Многие специалисты еще в конце 1960-х подтвердили сверхвысокую затратность получения из сланцев нефти и газа. Особенно готовых топливных продуктов из этого сырья. Топливные сырье и продукты из сланцев также требуют намного больших затрат по очистке от примесей. В «углеводородном» и промышленном плане из сланцев рентабельно получение промышленного газа или газа для бытовых нужд, но – при высокой рентабельности объекта-потребителя. Или при отсутствии/недостаточности традиционного газа для этих секторов потребления. (См.: «Труды Симпозиума ООН по разработке и использованию запасов горючих сланцев (Таллин, 26 августа – 4 сентября 1968 г.)», Таллин, 1970).

Насчет реальной экспансии именно СПГ, а не сланцевого сжиженного газа США характерны также пояснения эксперта «Агентства нефтегазовой информации» (РФ) Александра Хуршудова: ресурсы tight gas (газ в плотных песчаниках) и shale gas (газ в сланцах) «оценивались в США раздельно. Но с 2012 года ресурсы tight gas в официальных балансах включены в shale gas. Сделано это, по оценке эксперта, «в рамках газо-геополитических игр», призванных активнее продвигать за рубеж якобы дешевый и избыточный в США сланцевый газ.

Схожей является точка зрения Анатолия Кудельского, члена-корреспондента НАН Белоруссии: «Сланцевый газ – это борьба за рынки сбыта углеводородных энергоносителей в виде сжиженного и якобы сланцевого газа». Но откуда взялся термин «сланцевый газ»? Это «вопрос к газодобывающим компаниям США. Их «сланцевые» скважины забуривались на территориях совсем негазоносных сланцевых толщ» (месторождения Барнет, Марцеллус, Хайнесвилл, Вудфорд. – Ред.).

Кроме того, газосланцевые месторождения сами по себе не существуют: за них «в США выдаются разнообразные газы нефтегазоносных бассейнов, подпираемые плотными горючими сланцами (или с чересполосицей сланцев и газа)». Поэтому феномен резкого увеличения газодобычи в США с начала 2010-х можно объяснить, по мнению А. Кудельского, «возобновлением эксплуатации ранее законсервированных газоместорождений с наличием там горючих сланцев по примеру крупного газового месторождения Вудфорд (в штате Оклахома в центральном регионе США. – Ред.).

Иван Грачев, доктор экономических наук (Казанский государственный университет), придерживается той же точки зрения: «Сланцевая революция – это блеф в чистом виде. Реальная себестоимость сланцевого газа без учета американской господдержки – порядка $200 долларов за 1 тыс. куб. метров. При этом в России на даже северных месторождениях газ стоит всего $20, а на Ближнем Востоке – еще дешевле. Представить, что через сжижение-разжижение в Европу будут гнать танкерами газ, который в 10 раз дороже (российского, алжирского, норвежского. – Ред.), это абсолютно невозможно».

С учетом вышеприведенных данных и оценок резонно предположить, что североамериканская пропаганда «сланцевой революции» (проводимая с периодическим участием профильного бизнеса Канады) нацелена и на то, чтобы страны – крупные экспортеры трубопроводного газа по нарастающей вкладывались в дорогостоящие газо- и нефтесланцевые проекты. Тем самым задерживая реализацию у себя проектов по освоению запасов обычного газа и/или его трубопроводному экспорту. Конкуренция, однако.

А если такой сценарий не срабатывает, тогда против «несланцевых» зарубежных проектов Вашингтоном под различными предлогами вводятся санкции. В этом ряду – многолетние попытки США сорвать сооружение и использование «Северного потока – 2», а также продление санкций против экспорта нефти и газа из Ирана, периодическое введение санкций на тот же экспорт из Мьянмы.

Словом, вполне очевидна геополитическая подоплёка пресловутой «сланцевой революции».

Источник: https://www.ritmeurasia.org/news--2021-06-06--ssha-vydajut-za-slancevyj-gaz-obychnyj-prirodnyj-chem-i-davjat-na-konkurentov-54983