В Турции растет запрос на сотрудничество с ЕАЭС

08:45 11-02-2019

В Турции растет запрос на сотрудничество с ЕАЭС Амбициям Турции стать частью Евросоюза уже не один десяток лет, однако в последние годы Анкара все больше активизирует деятельность на евразийском направлении. Основным партнером здесь является Россия: с ней Турция ведет диалог по Сирии, осуществляет энергетические проекты. Не остается в стороне и Беларусь, с которой Турция усиливает сотрудничество в экономической и военной сфере; на первую половину 2019 г. намечен визит Александра Лукашенко в Анкару. То, как будут развиваться отношения Турции с Москвой и Минском, а также вероятность ее вступления в ЕАЭС в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал доктор международных отношений, преподаватель департамента политических наук и международных отношений Кавказского университета (Карс, Турция) Халит Хамзаоглу.

- Господин Хамзаоглу, как бы вы оценили российско-турецкие отношения в 2018 г.?

- На мой взгляд, российско-турецкие отношения успешно развивались в 2018 г. Главы обеих стран встречались в разных форматах, обсуждали двусторонние отношения, региональные и международные вопросы. В 2018 г. основной темой был, конечно же, сирийский вопрос, также обсуждались торгово-экономические отношения, а особенно взаимодействие в энергетической сфере. В сирийских переговорах обе стороны поддержали территориальную цельность Сирийской республики. Особенно сблизил взгляды в сирийском вопросе астанинский процесс. Встречи в данном формате были наиболее конструктивными. Турция и Россия уверенно подтвердили свои позиции стабильности на Ближнем Востоке.

Историческим моментом 2018 г. было открытие морского участка «Турецкого потока», которое состоялось в Стамбуле. «Турецкий поток» сделал большой вклад в развитие турецко-российских отношений. Хочу отметить, что этот проект затрагивает не только двусторонние отношения, но и также влияет на геополитическую обстановку в Европе и Евразии.

- Как отношения двух стран будут развиваться в 2019 г.?

- В 2019 г. будет продолжаться конструктивный диалог двух стран. Конечно же, сирийский вопрос будет в центре обсуждения. В январе состоялась встреча в Кремле Реджепа Эрдогана и Владимира Путина. Обсуждался вопрос, связанный с Сирией. Турция особенно обеспокоена террористическими организациями, которые угрожают безопасности страны. Эти организации – ИГИЛ (запрещена в РФ), PKK/PYD/YPG. В ходе переговоров в Кремле Турция высказала свою позицию по этой теме и ждет от российской стороны взаимопонимания в данном вопросе. Еще раз подчеркну, как в прошлом году, так и в этом основная тема – это сирийский вопрос. Также важными будут вопросы энергетики, экономические связи, культурные отношения.

В 2019 г. турецко-российские отношения будут развиваться в трех перспективах. Во-первых, это сфера безопасности (сирийский вопрос), во-вторых, экономика (энергетика), и в-третьих, это социально-культурная сфера.

Хочу отметить, что 2019 г. будет непростой. Этот год покажет, будет ли данное партнерство стран укрепляться или могут появиться геополитические разногласия на основе сирийского вопроса. Я смотрю на это оптимистично. Российско-турецкое стратегическое партнерство и взаимопонимание – гарантия стабильности и на Ближнем востоке, и в Черноморском регионе.

- В России обсуждается возможность вступления Турции, Ирана, Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана, Монголии в Евразийский экономический союз. На ваш взгляд, может ли Турция подписать соглашение о зоне свободной торговли с ЕАЭС?

- Интеграционный процесс всегда являлся актуальной темой в международных отношениях. Турция еще в 50-х гг. заинтересовалась интеграцией Европейского союза. Для турецкой внешней политики интеграционный вопрос Евросоюза был в приоритете. Сейчас Турция – кандидат на вступление в Евросоюз. С 1995 г. Турция – участник Европейского таможенного союза.

Стоит отметить, что нынешняя международная политика многополярна. В турецком политическом обществе есть интерес к Евразийскому союзу, потому что мир быстро меняется и появляются новые стратегические возможности.

Это вопрос экономики. Если геоэкономическая структура мира будет быстро меняться, тогда, конечно, будут реальные шаги. Но масштабных реальных показателей в данной теме пока нет. Эта тема обсуждается в турецком обществе. По моему личному мнению, Евразийский союз и его структура имеют большой не только экономический, но еще и культурно-географический потенциал.

- Как в политической элите Турции оценивают перспективы сотрудничества Турции с Евразийским экономическим союзом?

- Турция – это страна, имеющая историко-культурные отношения с Евразийским пространством. С Евразией нас объединяет многое. Конструктивные отношения с Евразийским союзом будут полезны для нас. Турецкая элита, интеллектуалы и общество имеют большой интерес к Евразийскому союзу.

Турецкая элита понимает, что сотрудничество с Евразийским союзом в обстановке многополярных международных отношений крайне перспективно. Евразийское пространство будет центром геополитических, экономических и культурных перемен в мире.

- Недавно президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригласил президента Беларуси Александра Лукашенко посетить Турцию. Чем Беларусь привлекательна для Турции?

- Турецкая внешняя политика многогранна. Турецкие инвесторы заинтересованы Белорусской республикой. В Беларуси работают 45 турецких фирм. И эти фирмы инвестировали в Беларусь $1,2 млрд. Основная тема в турецко-белорусских отношениях – это, по моему мнению, развитие экономического сотрудничества.

Турецкий банковский капитал особенно интересуются Беларусью.

В свою очередь, Беларусь сотрудничает с турецким банком «Тюркэксимбанк» по кредитованию масштабных строительных проектов турецких организаций на своей территории. Также турецкий государственный банк «Зираат» интересуется покупкой белорусского банка «Москва-Минск». По словам белорусского посла в Турции Андрея Савиных, между странами растут взаимные поставки продукции текстильной, химической и металлургической отраслей, частей и компонентов для машиностроительной промышленности. Например, с 2017 г. в Стамбуле открыто представительство Минского автомобильного завода. С 1991 г. турецкие строительные компании реализовали в Беларуси 46 проектов на сумму $918 млн.

Большие перспективы на рынке Турции имеет строительная и пассажирская техника Беларуси.

Белорусская сельскохозяйственная техника также имеет успех. По официальным белорусским данным, в этом году «Гомсельмаш» начинает коммерческие продажи в Турции и совместно с турецким партнером готовится запустить сборку и локализацию комбайнов в турецком городе Бандырма. Хочу подчеркнуть, что не только турецкая сторона, но и белорусские промышленные предприятия заинтересованы в партнерстве с турецкими компаниями. 1 января 2018 г. в Беларуси зарегистрировано более 300 предприятий с участием турецкого капитала. В Измире работают две фирмы с белорусским капиталом. Торговый оборот между странами составляет $1 млрд. Обе страны заявили, что ставят цель доветси товарооборот до $10 млрд.

- 15 января министр национальной обороны Турции встретился с президентом Беларуси. Минск и Анкара договорились углублять оборонное сотрудничество. Как страны взаимодействуют в военной сфере?

- Обе страны заинтересованы в углублении сотрудничества в военной сфере. Особое внимание уделяется двум аспектам – военному образованию и оборонно-технической промышленности. Недавно обе стороны обсудили военно-техническое сотрудничество в рамках работы совместного турецкого-белорусского комитета по реализации соглашения между правительствами двух стран по сотрудничеству в области оборонной промышленности. По информации СМИ, председатель Госкомвоенпрома Беларуси посетил выставочные площадки турецких компаний, таких как STM, HAVELSAN.

По итогу турецко-белорусские военное взаимодействие сфокусировано на обмене опытом в оборонно-технической промышленности. То есть здесь речь не идет о закупке каких-либо стратегических видов оружия.

- Как вы знаете, Россия, Китай и Турция поддержали президента Венесуэлы Николаса Мадуро. Если к власти придет лидер венесуэльской оппозиции Хуан Гуаидо, как это повлияет на политику Турции, России и Китая в Латинской Америке? С какими вызовами столкнутся страны?

- Мадуро – легитимный президент Венесуэлы. Турция поддерживает президента Мадуро. Перевороты в любой стране приносят только негатив и хаос. Турция – это страна, которая очень понимает данную ситуацию. 15 июля 2016 г. в Турции была попытка переворота с террористической организацией ФЕТО. Но турецкий народ поддерживал президента Эрдогана, и попытка переворота была ликвидирована.

Венесуэльский народ должен поддерживать Мадуро. Гуаидо – это марионетка в руках глобалистов.

США открыто поддерживают его и не учитывают мнения венесуэльского народа. Конечно, Россия, как мировой игрок, имеет влияние на Латинскую Америку, в частности, на Венесуэлу. Гуаидо недавно сообщил, что будет сохранять экономические интересы России и Китая. Но очевидно, что этот человек параллельно будет действовать с глобалистами. Поэтому отстранение президента Мадуро от власти не отвечает национальным интересам России, Китая, а также и Турции.

Анкара последние 2 года активно действует на венесуэльском рынке. Это объясняется двумя факторами. Первый фактор связан с изменением характера международных отношений. Венесуэла смотрит на Турцию, как на важный элемент многополярного мира. Второй фактор – это дружеские отношения лидеров обеих стран – Эрдогана и Мадуро. Последние годы турецко-венесуэльское сотрудничество интенсивно развивалось. В 2018 г. объем товарооборота составил больше $1 млрд. Турция импортирует из Венесуэлы в основном ювелирные изделия.

Отстранение Мадуро от власти плохо повлияет не только на экономические отношения, но и на геополитическую конфигурацию международных отношений.

Если Гуаидо придет к власти, то, конечно, экономические контакты с Россией, Турцией и Китаем будут продолжаться, но эти страны потеряют Венесуэлу как стратегического партнера.

Гуаидо на данный момент заявляет о сохранении экономических связей с этими странами, но с годами, по мере усиления власти Гуаидо, эти экономические связи будут под вопросом. Поэтому в любом случае отстранение Гуаидо от власти не отвечает геополитическим и геоэкономическим интересам России, Турции и Китая. Конфигурация внешней политики при Гуаидо будет проамериканской, поскольку США открыто поддерживают его.

- По данным турецких СМИ, в середине января США и Турция должны были провести переговоры о поставках систем ПВО Patriot. Но никакой информации об этом нет. Ранее сообщалось, что условием сделки со стороны Вашингтона может стать отказ Анкары от покупки российских комплексов С-400. Насколько реально такое развитие событий?

- Турецкое правительство неоднократно заявляло, что покупка российского ПВО (С-400) приоритетна для безопасности Турции. Конечно, нужно отметить, что со стороны США есть большое давление на Турцию.

США сделают все, чтобы помешать покупке российского ПВО. Но текущая турецкая политическая элита поддерживает данную покупку, потому что это отвечает интересам национальной безопасности Турции.

У турецкого общества, политической элиты и интеллектуалов есть недоверие к США. И это точно. Но не надо забывать, Турция – член НАТО и имеет тесные отношения с США. Поэтому нужно смотреть на переговоры с США с этой точки зрения. Я несколько раз отметил, что международная обстановка в мире меняется. Турция не хочет зависеть от США в плане военной промышленности, поэтому она развивает национальные проекты в сфере военной оборонной промышленности, а также сотрудничает с Россией в этой области. Полемика по российскому ПВО будет продолжаться, особенно со стороны США, но Турция решительно смотрит на этот вопрос.

Источник: http://eurasia.expert/v-turtsii-rastet-zapros-na-sotrudnichestvo-s-belarusyu-i-eaes/

Похожие новости: