ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем

00:12 25-04-2020

24 апреля состоялась большая онлайн-конференция на тему: «ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем».

В мероприятии приняли участие депутаты Жогорку Кенеша, представители Российского центра науки и культуры в Бишкеке (Россотрудничество), политологи, экономисты, журналисты, преподаватели и студенты вузов Кыргызстана. Конференция приобрела международный статус благодаря участию в ней экспертов из России и Белоруссии.

Организовал мероприятие Фонд «Евразийцы – новая волна».

Политолог, писатель, руководитель проекта «СОНАР-2050» Семен Уралов (Россия):

ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем«То, что мы называем посткарантинным миром – это не что иное, как еще один этап кризиса. Первый толчок был в 2008 году, второй – в 2014-2015 годах, сейчас мы наблюдаем за третьим. Пока медиавнимание привлечено к коронавирусу, основные процессы разворачиваются за пределами карантина.
В ближайшее время изменится сама психология экономического уклада. Последние 30 лет внедрялась мысль, что цель экономического развития – это безудержное потребление. Лоббировал это банковский капитал, к которому перешла экономическая власть. Смысл системы заключался в том, что для избежания кризисов надо перекладывать долги на другие поколения. На первом уровне потребления люди брали кредиты на простые вещи, на более высоких уровнях – в долги, т.е. кредиты, залезали крупные компании. Эта пирамида кормила сама себя.

Следовательно, можно рассматривать эпидемию как попытку выйти из кризиса сверхпотребления. И психология потребления изменится. Когда у тебя нет возможностей для обеспечения первичных потребностей, то впоследствии ты будешь пересматривать расходы. Это изменит экономическую пирамиду как внутри страны, так и во всем мире.
В результате новой индустриализации, основные потребительские товары стали закупаться не у США, а у Китая. Теперь сливки собирают не только те, кто дает кредиты, но и те, кто производит товары. Основная борьба, которая разворачивается на наших глазах – это борьба за перенос фабричного производства из Китая. Карантин – дымовая завеса по переделу промышленных зон.

Страны ЕАЭС, как производители, оказались в ловушке ресурсного обеспечения. Если ранее страны союза давали ресурсы другим государствам, а взамен получали товары, которые не производят сами, то теперь спрос на эти ресурсы будет падать. Мы видим это на примере нефтяных бирж. С другой стороны, это возможность использовать ресурсы внутри своей зоны. Мы видим, что мир стал делиться на макроблоки. Для Китая есть несколько зон, куда страна хотела бы поставлять товары. И здесь ключевыми для нас будут наши транзитные возможности.
Это значит, что изменится структура экономики. Может произойти кризис трудовой миграции. Первыми пострадают люди средней квалификации, в том числе из сферы услуг. Будет проседать сфера строительства. К примеру, в Бишкеке построено много зданий, но теперь непонятно кому продавать эти площади. Ситуация скажется на торговых центрах. Предприниматели попробуют «удаленку» и им это понравится. На этом фоне вырастет значимость тех, кто занят в госсекторе, также на первый план выйдут первичные потребности и обеспечивающие их сферы.

Таким образом, можно заявить, что:
- эпидемия – это попытка выйти из кризиса сверхпотребления;
- карантин – дымовая завеса по переделу промышленных зон;
- страны-производители оказались в ловушке ресурсного обеспечения;
- мир на пороге изменения структуры экономики», - резюмировал докладчик.
ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем
Депутат Жогорку Кенеша Евгения Строкова:

«Кыргызстан сейчас берет слишком много грантов. Если по кредитам есть определенная ответственность, так как их надо отдавать, то гранты используются нерационально. Злоупотребление грантами может отрицательно сказаться на нашей экономике.

Безусловно, уже сейчас многое изменится. Это касается рынка труда. Также другой статус приобретут недооцененные профессии. К примеру, учителя и врачи».


ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем
Дмитрий Беляков, эксперт Института изучения международных отношений Пекинской академии общественных наук (Белоруссия):

«Сейчас идет регионализация экономик, затрагивается вопрос введения региональных валют. Однако нужно понимать, что это – опасный момент. Вопрос в том, кто будет заниматься установлением обменных курсов между этими валютами? Не те же ребята, которые сейчас определяют курс доллара, евро, фунта стерлинга. Есть опасность попасть в ловушку. Ошибка того, что сливки будут снимать совершенно другие игроки».
ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем
Екатерина Еремина, заместитель руководителя представительства Россотрудничества в КР:

«В условиях карантина нам тоже приходится переформатировать нашу работу. Мы оказались вынуждены искать новые формы реализации возложенных на нас задач. А задачи масштабные – это гуманитарное и культурное сотрудничество России и Кыргызстана, это и квотная кампания, которая является центральной нашей деятельностью в республике. Очень много ребят стремятся поступить в вузы России и учиться там на бюджетной основе. Пандемия коронавируса стала вызовом и непосредственно для самих российских вузов. Не все они были готовы к дистанционной форме проведения экзаменов. Но все же эти проблемы сейчас решаются. И мы думаем о том, как в непростое время облегчить сотрудничество с нами».
Дмитрий Орлов, генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад»:

«Официальная доля сельского хозяйства в ВВП Кыргызстана в 2019 году составила 2,6%, а в целом размер ВВП – 590 млрд сомов. Его обеспечили отрасли товарного производства и сфера услуг.

Для посева зерновых культур в Кыргызстане пригодно 5-6% территорий страны. Почему трудовые мигранты в основном из Джалал-Абадской области? Потому что там на человека приходится 1 квадратный метр земли. Они вынуждены ехать на заработки.
Если мы говорим о том, что надо развивать сельское хозяйство, то его надо стимулировать. Кыргызстану для нормального развития этой отрасли необходимо принять 2 закона, регулирующих жадность монополистов и жадность перекупщиков».

ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем
Алина Молдокеева, заведующая кафедрой Востоковедения Международного университета Кыргызской Республики, кандидат политических наук:

«Нынешняя ситуация показала нашу неготовность к решению серьезных вопросов. Все легло на плечи учителей и врачей. Органы власти демонстрируют, что единой политики нет. Что, опять же, генерирует больше проблем для сотрудников сфер образования и здравоохранения.
Современная молодежь не знакома с противоэпидемиологическими мерами, учением об эпидемиологической готовности, которое выстраивалось еще в СССР. Система образования – лишь 1 частный случай, где выявлены проблемы, которые откладывались и не решались. Но такие недочеты, скорее всего, есть во всех отраслях и их достаточно. Позитивная сторона в том, что текущая ситуация позволила выявить нарывы, которые сидели глубоко внутри. Если мы сумеем извлечь уроки, сможем оздоровить нашу систему».
ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем
Дамира Конокбаева, директор колледжа БГУ им. К. Карасаева, кандидат экономических наук:

«Экономика Кыргызстана имеет несколько специфических особенностей. Во-первых, она зависит от денежных переводов мигрантов. В прошлом году порядка 2,2 млрд долларов были переведены в Кыргызстан трудовыми мигрантами. Около 97% этих средств поступили из России.

А еще ее можно назвать «тойской экономикой» (т.е. праздничной). Наш народ любит проводить массовые мероприятия в кафе, ресторанах – будь то праздники или поминки. За счет этой особенности существовала целая сеть сферы услуг. Это и общепиты, где трудятся тысячи кыргызстанцев – от заготовителей и поваров до водителей, а также производители и поставщики продукции, творческие коллективы. Затяжной карантин может привести к кризису в этой сфере».


ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем
Данияр Каримов, редактор Центрально-Азиатского представительства «Российской газеты» в Бишкеке:

«Есть угроза, что политический кризис в Кыргызстан придет уже в следующем месяце. Выборы близко. Мигранты из-за пандемии остались без работы. По меньшей мере треть от ВВП формируется сферой услуг, которая рухнула. Все это может сыграть на пользу противникам ЕАЭС. Возможный пересмотр интеграционной модели для самой страны, скорее всего, неизбежен. Международные финансовые институты очень хорошо подогревают обстановку. Официальные структуры договорились о получении едва ли не полумиллиарда долларов из ряда международных банков. Понятно, что только часть из этих средств – гранты. Под какие условия берутся кредиты – неизвестно. Важно помнить, что эти институты часто увязывали свою помощь реформами в сфере энергетики и промышленности. Благодаря чему Кыргызстан в свое время лишился промышленности и едва не лишился энергетики».


ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем
Игорь Шестаков, сопредседатель Клуба региональных экспертов КР «Пикир»:

«То, что мы видим сегодня – это закат общества потребления. Люди будут жить по-другому, они будут экономить – по крайней мере до конца этого года. Если раньше кыргызстанцы брали кредиты, чтобы провести торжество в ресторане, то сегодня их будут брать, чтобы сохранить нормальную экономическую ситуацию. Еще два месяца назад мы активно обсуждали вопросы политики и предстоящие выборы в парламент. Сегодня на первый план вышли люди, связанные с медициной, не политические партии. Граждане стали жить более реальными ценностями и ориентирами. Думаю, эта социальная модель будет доминировать».

В ходе онлайн-конференции выступили и молодежные активисты – студенты вузов Бишкека.

Айдана Акылбекова, студентка Международного университета Кыргызской Республики:

«За месяц карантина я успела переосмыслить многие вещи. Страшно думать о том, как будут жить люди, оставшиеся без работы. Чтобы избежать социального взрыва государство, на мой взгляд, должно ввести антикризисные меры. Спасибо за актуальное мероприятие и за предоставленную нам возможность в нем участвовать».

Калия Серкебаева, студентка Кыргызского государственного университета им. И. Арабаева:

«Моя будущая профессия – учитель истории. Поэтому мне сегодня было приятно слышать слова о том, что в скором времени быть учителем вновь станет престижно. Само мероприятие мне очень понравилось. Было интересно послушать экспертов из трех стран».

Айжан Кенжебекова, студентка Международного университета Кыргызской Республики:

«Мы оказались в такой ситуации, когда очень много вопросов и проблем, а четкого ответа на вопрос «что будет дальше?» нет. У нас было много планов, но они рухнули. Мы оказались в новой реальности. Поэтому было очень интересно услышать мнение экспертов. Я многое для себя узнала. Надеюсь, таких встреч будет больше».

В онлайн-конференции «ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем» приняли участие 48 человек.

Фотогалерея
ЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических системЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических системЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических системЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических системЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических системЕАЭС после эпидемии: последствия экономического кризиса и трансформация политических систем














Похожие новости: