Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности

07:27 28-09-2017

В Бишкеке 27 сентября прошла дискуссия на тему: «Интернет как современное поле битвы за умы: технологии, игроки, тренды».

В мероприятии приняли участие медиа-эксперты из России и Кыргызстана, известные отечественные политологи, журналисты и молодежные лидеры. Организатором экспертной дискуссии выступил Фонд «Евразийцы – новая волна».
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности

Модератор мероприятия - заместитель директора представительства Фонда «Евразийцы – новая волна» в Кыргызстане Денис Бердаков, подчеркнул, что интернет становится новой коммуникационно-ценностной средой, которая сильнейшим образом влияет на государство и его институты.
- Сегодня мы начинаем дискуссию на тему, которая с каждым годом становится все актуальнее в Кыргызстане. В свое время институты нашего государства были спроектированы под информационные потоки в формате односторонней пропаганды – газеты, журналы, телевидение.
Интернет – более свободная среда, где больше каналов информации, где люди общаются напрямую, формируя общение, связи, мировоззрение.
Эта новая коммуникационно-ценностная среда, которая сильнейшим образом влияет на государство и его институты. Возникает кризис управления, особенно в молодёжной среде! . Поэтому нам нужно осмыслить все происходящее и искать возможности для сотрудничества общества и государства.
В противном случае – медийная действительность будет противодействовать традиционным институтам власти, - акцентировал политолог.

Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
Кыргызскоязычная аудитория соцсетей во многом отличается от русскоязычной. Такое заявление сделала основатель академии развития «Nur» Нурзат Токтосунова. Стоит отметить, что только на «Instagram» кыргызстанской телеведущей подписаны около 300 тысяч человек.

- Первое, что бросается в глаза при анализе социальных сетей в нашей стране – это различия между кыргызскоязычной и русскоязычной аудиторией. Если люди, думающие и пишущие на русском языке, ведут себя в интернете более расковано, выражаются экспрессивно и иногда даже нецензурно, то кыргызскоязычный сегмент себе такого практически не позволяет. Это можно объяснить тем, что здесь срабатывает установка «что же подумают обо мне люди?». Это, конечно, положительное явление. Однако есть и другое отличие.

К сожалению, кыргызскоязычная аудитория не всегда бывает заинтересована в повышении уровня своего образования. Осознавать это не очень приятно, поскольку я сама родом из села. Но считаю, что эту проблему можно было бы решить совместными усилиями известных личностей, блогеров и государства. К примеру, создав модные аккаунты, направленные на воспитание молодежи.

Встречи, наподобие сегодняшних – имеют большое значение. Многие мои подписчики не имеют понятия о том, что существуют такие площадки. Хотелось бы, чтобы их было как можно больше, - отметила Токтосунова.

Телеведущая также затронула и тему распространения рекламы в социальных сетях.

- Из своих наблюдений могу сказать, что, несмотря на популярность «Facebook», продвигать свои товары и услуги кыргызстанцы предпочитают в «Одноклассниках». Что касается «Instagram», то эта соцсеть популярна не только как канал для распространения рекламы, но и антирекламы, - подчеркнула спикер.
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
Политолог, сопредседатель Клуба региональных экспертов КР «Пикир» Игорь Шестаков посвятил свой доклад анализу «Facebook». По словам эксперта, несмотря на то, что социальная сеть стала площадкой для политтехнологических боев в КР, она все-же «очень примитивно подает образы кандидатов».

- «Facebook» в свое время сыграл большую роль в «арабской весне», его использовали как коммуникатор для координации революционных процессов. Понятно, что сетевой фактор очень мощно используется и сегодня, например, ИГИЛ. Террористическая организация стала трендом за довольно короткое время. Все потому, что там работают профессионалы, занимающиеся вербовкой именно через соцсети. Другие крупные организации - даже Аль-Каида - не были столь публичны, - рассказал политолог.

Шестаков отметил, что «Facebook» активно используется как политический инструмент и в нашей стране, особенно в предвыборный период.

- На фоне активной работы предвыборных кампаний он становится площадкой для политтехнологических боев. Однако, с моей точки зрения, соцсеть очень примитивно подает образы кандидатов. Содержательная часть отсутствует – нам преподносят только имя человека и определенный лозунг. То есть, ту же информацию, что мы видим на баннерах. В классических же медиа нам презентовали целостную картинку, благодаря чему мы понимали, что это за личность, - констатировал эксперт.
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
Российский эксперт, шеф-редактор аналитического ресурса «Сонар 2050» Семен Уралов обратил внимание участников мероприятия на развитие медиа-терроризма. По его словам, это не просто технология, это общественная сфера деятельности, которая становится популярной в глазах молодых людей.

- IT-сфера пока еще не стала самостоятельной, однако цифровизация сейчас везде. Поэтому и терроризм, в первую очередь, рассматривается под ракурсом медиа. Медиа-терроризм – это не просто технология, это общественная сфера деятельности. Хорошо смонтированное видео теракта, где погибли несколько человек, имеет больший эффект, чем информация о теракте, жертвами которого стали тысячи.

Конечно, типология терроризма указывает нам на наличие классического терроризма, хорошо известного еще со времен Римской империи. Собственно, убийство Юлия Цезаря является ярким тому примером. Различают также политический терроризм, его цели – это поражение в правах, геноцид и выдавливание меньшинств. Мы же рассматриваем медийный терроризм, включающий три основные технологии - «создание образа», «продвижение смыслов» и «вербовку».

«Создание образа» подразумевает создание образа не только героя и врага, но и такое понятие, как «расчеловечивание». Последний пункт, нацеленный на легализацию насилия и «презумпцию виновности» – это и есть то, куда движется медиа-терроризм. Ролики ИГИЛ – это, конечно, античеловечное явление. Тем не менее это высокопрофессиональная работа, выполненная на основе вышеперечисленных пунктов.

Что касается «продвижения смыслов», то это технология удержания власти. Поэтому здесь должен быть проект будущего – хорошего или нет - это не имеет значения. Далее следуют технологии «удержание повестки дня» и «интерпретация». Последнее– это то, что лежит в основе пропаганды. Разница лишь в том, кто и как интерпретирует тот или иной факт.

Вербовка при медиа-терроризме совершается посредством социальных сетей, мессенджеров и молодежных субкультур. Аудитория – несовершеннолетние. Люди, которые считают, что им все позволено. Мотивации идет две – быстрые деньги и эстетика. Получается, что медиа-терроризм становится привлекательным в глазах молодых людей, - подытожил Уралов.
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
На ключевых технологиях, широко используемых в интернете, остановился Артур Зотов – основатель Клуба маркетологов г. Бишкек

- Я вычленил 5 технологий, которые широко используются для влияния на молодежь. Первая – это мем. Данный медиавирус настолько закрепляется в сознании, что постепенно через смех начинаешь воспринимать совсем другие ценности.

Следующая технология называется хайп. Возникает какой-то шум по поводу чего-то, и, как результат, человек начинает встраиваться в происходящее. Последний пример – это, наверное, шум, связанный с выборами президента в США, где в этот процесс начали вливаться представители бизнеса, предоставляя скидки на свои товары для тех, кто голосовал за определенного кандидата.

Третья технология – фэйк, т.е. поддельная информация. Последние сообщения по поводу геноцида мусульман в Бирме и большинство страшных фото, которые их сопровождали – ничто иное как фэйк.

Четвертую технологию я условно называю игрой. Это не интернет-технология в чистом виде. Основной ее задачей является передача – передача в условиях игры определенной информации другому игроку.

Последняя технология связана с так называемыми агентами влияния. Это очень популярные люди и проекты в соцсетях, - отметил докладчик.
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
Политолог Марс Сариев также заострил внимание на событиях, произошедших в Мьянме.

- Ресурсы можно использовать и в положительном, и в отрицательном русле. Это вопрос потенциала проектировщика. В этой связи я хотел бы обратить внимание на ту ситуацию, которая сложилась в России после очень мощной кампании, связанной с Мьянмой. Понятно, что по большому счету бирманские события были фэйком. Однако мы заметили, что российские аналитические структуры, спецслужбы оказались в прострации. Я имею ввиду несанкционированный митинг мусульман в Москве. Хотя, уверен, что большинство россиян, вышедших на акцию протеста, до недавнего времени не знали об этой стране. И вдруг создается ситуация, когда мусульмане в РФ консолидируются под религиозной идентичностью и требуют от Москвы вмешательства. Кремль столкнулся с совершенно парадоксальной ситуацией. Это говорит о том, что власти пока не могут адекватно работать с новыми технологиями, - заметил эксперт.

Исследователь-аналитик Константин Ларионов поделился интересными данными.

- Количество пользователей интернета в нашей стране превысило отметку в 5 миллионов. 600 тысяч человек имеют аккаунты в различных соцсетях. Известно, что через мобильные устройства в сеть выходят около 410 тысяч кыргызстанцев. Я специально заостряю ваше внимание на этих цифрах. Потому что, если верить неофициальному рейтингу стран Центральной Азии, Кыргызстан занимает первое место в международном рейтинге рисков терроризма.
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
А вербовка новых членов происходит сейчас, в основном, посредством интернета - через такие социальные сети, как «Фейсбук», «Youtube», «Одноклассники», «Твиттер», «Вконтакте», «Инстаграмм», через закрытые группы «WhatsApp» и «Телеграм».

Как противодействовать религиозным и экстремистским и террористическим организациям в сети? Необходима комплексная и совместная работа научного сообщества, госорганов и органов МСУ, молодежных активистов и СМИ. В данном вопросе велика роль молодежных лидеров. Поскольку пик экстремистской активности приходится на возраст 25-29 лет, - акцентировал Ларионов.

Точку зрения активной молодежи выразил студент 4-курса Кыргызско-Российского Славянского университета им. Б. Ельцина Кирилл Домашев.

- Интернет, действительно, становится основной формой молодежной коммуникации. На сегодняшний день телевизор смотрят единицы. Да и зачем это делать, когда в социальных сетях ведутся онлайн-трансляции?! Это тоже само, что звонить по городскому телефону, когда у тебя под рукой различные мессенджеры.

Конечно, интернет, в частности соцсети, дают массу возможностей. Персональные страницы в качестве инструмента пиар-продвижения используют не только знаменитости, но и различные организации и политики.

Казалось бы, что в них плохого?
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности

Нельзя забывать о том факте, что все происходящее в сети большинство воспринимает за истину. Этим и могут воспользоваться деструктивные силы или просто недобросовестные маркетологи.
К примеру, если раньше многие рассматривали шаурму как, мягко говоря, сомнительный продукт, то сегодня это – чуть ли не пища богов. Создается определенный образ, который распространяясь словно вирус, закрепляется в сознании человека, - подчеркнул активист.


Тот факт, что кыргызстанцы все меньше смотрят телевизор, говорит о нарастании недоверия к власти. Такое мнение озвучил гражданский активист Амантур Манапбаев.

- Если раньше ТВ было основным источником информации, то теперь ему доверяют не более половины кыргызстанцев. Наибольшей популярностью телевидение пока пользуется у пожилых людей - т.е. у тех граждан страны, которые в силу своего возраста уже не участвуют в общественном производстве. А значит, не могут оказывать серьезного влияния на проводимую в стране политику.

Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
Молодежь - самый активный, энергичный и потенциально революционный слой, практически совсем не смотрит «голубой экран», отдавая предпочтение интернету.

За молодежью тянутся люди среднего возраста - те, на ком держится вся экономика. Они также все больше уходят в интернет или получают информацию с помощью «сарафанного радио» - путем передачи информации «из рук в руки».

Что означают эти данные? А то, что трудящееся население КР все меньше доверяет действующей власти. Люди отказываются даже слушать то, что говорят представители и агенты властных структур в лице всяких тележурналистов, экспертов и общественных деятелей, - заявил активист.

Студент Кыргызско-Российского Славянского университета им. Б. Ельцина Миран Абдивасиев рассказал, почему «Instagram» очень популярен среди кыргызстанской молодежи.

- На данный момент к широкополосному интернету в нашей стране подключены только города Бишкек и Ош. Жители регионов вынуждены пользоваться интернетом через свои сотовые телефоны. Такой способ получения информации весьма ограничен в том плане, что, положив на счет 50 сомов, пользователь сможет заходить только на определенные «экономные» сайты. Youtube, к примеру, таковым назвать сложно. Поэтому большинство узнает обо всем в соцсетях.
Но почему молодежь выбирает именно «Instagram»? Ответ достаточно прост. В магазинах мобильных приложений – и в Play Market, и в App Store, эта соцсеть входит в топ самых популярных. Т.е. это приложение, которое одним из первых бросается в глаза. Вдобавок ко всему, о нем все говорят. Поэтому сознание человека становится заложником его окружения, - заключил спикер.

Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности

Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности
Медиа-терроризм – это общественная сфера деятельности современности

Похожие новости: