Информационный ресурс "Евразийцы — новая волна"

«Пошла активизация террористической деятельности»: экс-секретарь посольства РФ в Кабуле — о взрыве у здания дипмиссии

Дата: 2022-09-06  ǀ  Категория: Новости / мира

Утром 5 сентября террорист-смертник привёл в действие взрывное устройство у российского посольства в Кабуле. В результате взрыва погибли два сотрудника дипмиссии и группа афганцев, ожидавших получения виз. RT поговорил о возможных причинах теракта с экс-советником в Министерстве госбезопасности Афганистана, бывшим первым секретарём посольства РФ в Кабуле и бывшим старшим политическим советником миссии ООН в Афганистане полковником ФСБ запаса Василием Кравцовым.
— Василий Борисович, кому выгоден громкий теракт в Кабуле?
— Врагам России. Это не против власти талибов*, это против нас. Борьба с нашей страной идёт по всем фронтам. Сейчас рвануло на южном. Цель — дестабилизация отношений с геополитическими партнёрами, хаотизация пространства у наших границ. Россия не граничит с Афганистаном, но у этой страны есть непосредственное соприкосновение с нашими союзниками. Возникнут проблемы у них — мы в стороне остаться не сможем.
— Кто, на ваш взгляд, мог быть исполнителем и заказчиком теракта?
— Я сейчас не нахожусь в Кабуле, но, судя по опыту и информации из открытых источников, с большой долей вероятности могу предположить, что исполнение — дело рук «Исламского государства»** или сопряжённых с этой террористической организацией структур.
Не менее вероятно, что радикалов в Афганистане могли использовать и другие наши противники. У Москвы стали налаживаться торгово-экономические связи с талибским правительством в Кабуле. В Москву приезжают афганские министры, идёт речь о скором заключении договоров о масштабных поставках в страну российских энергоносителей и продуктов. Сами можете додумать, у кого это способно вызвать дичайшую ненависть.
— Насколько сейчас сильны позиции ИГ в Афганистане?
— Сильны. Есть боевые отряды, есть ячейки во многих афганских провинциях. Военный штаб находится на севере, в Бадахшане. Политическое руководство — в провинции Кунар. По многим признакам видно, что силы ИГ сейчас разрастаются и талибы ничего не могут с этим поделать. Тем более для части группировок внутри талибского движения боевики ИГ не враги, не соперники, а соратники, пусть и ведущие борьбу под другим флагом. После прошедшей в «Талибане» чистки рядов часть изгнанников сразу же влились в ряды отрядов «Исламского государства». Туда же перешло немало оставшихся не у дел офицеров бывшей правительственной армии, а также сторонников «Северного альянса», для которых талибы — давние враги.
Есть и более простая причина роста рядов ИГ. Там сарбозам (солдатам. — RT) больше платят, чем в вооружённых формированиях «Талибана», испытывающего сейчас большие проблемы с деньгами.
— Откуда финансы у пришлых радикалов?
— Этот вопрос надо задавать тем людям, кто сейчас работает на афганском направлении. У меня есть только догадки, но озвучивать их я не буду.
— То есть, убегая из Афганистана, наши нынешние «непартнёры» там всё-таки оставили «кошелёк с заначкой»?
— Без комментариев.
— Сколько сейчас идейных и «купленных» боевиков «Исламского государства» за Пянджем и Амударьей?
— Возможно, тысяч десять наберётся. Может быть, чуть больше или чуть меньше. Но в любом случае это больше, чем было год назад, это уже значимая сила.
— Какие действия могут предпринять сейчас талибы, если кто-то возьмёт «авторство» теракта на себя?
— Это Восток: будут жёсткие репрессии.
— В прошлом году было много экспертных оценок, что уж талибы-то порядок, пусть и не добротой и лаской, в этой стране наведут. А они не наводят...
— Я занимаюсь афганской тематикой более 40 лет, специализируясь именно на проблеме терроризма. Был советником от КГБ СССР в Министерстве госбезопасности Афганистана, был старшим политическим советником миссии ООН в этой стране, выполнял ряд других задач.
Я сам пострадал при теракте. 31 января 1990 года я задыхался от запаха свежей крови, лёжа среди 120 трупов после взрыва заминированного автомобиля у кабульской гостиницы «Спинзар». Я сам мог стать тогда трупом, но после проведённых в коме четырёх суток чудом выжил. Это я к тому говорю, что хорошо понимаю, что такое террор.
Терроризм в Афганистане — это не высшая математика. У меня твёрдое, выверенное годами убеждение: никакая власть в Кабуле не сможет сделать свою страну мирной и безопасной, пока будет продолжаться вмешательство извне во внутриафганские дела акторов большой мировой политики.
Акторы продолжают вмешиваться. Поэтому и пошла сейчас активизация террористической деятельности: взрыв в мечети в Герате, убийства в ряде провинций, теперь теракт у нашего посольства.
— Москве, невзирая ни на что, стоит продолжать сотрудничество с талибскими властями?
— Да. Мой личный опыт: если с афганцем договоришься о чём-либо, он своё слово сдержит. Редкие случаи были в моей практике, когда подводили. В целом же афганский народ — народ хороший, достойный. Я счастлив, что судьба свела меня с ним. Выражаю соболезнования родным погибших сотрудников нашего посольства, а также близким тех афганцев, которые ждали получения виз в Россию у консульского отдела дипмиссии. В основном это были молодые люди, студенты, которые хотели учиться в нашей стране.
* «Талибан» — организация находится под санкциями ООН за террористическую деятельность.
** «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.


Источник материала (части материала): Ссылка на источник

Третий президент и рекордсмен по продолжительности работы на посту премьер-министра России Дмитрий

Новое афганское правительство в лице «Талибана»* после прихода к власти столкнулось с большим

#Пакистан называют одним из главных бенефициаров установления режима талибов в #Афганистан'е.

Почти год прошел, как движение «Талибан»* захватило власть в Афганистане. С тех пор