Информационный ресурс "Евразийцы — новая волна"

Специалист международного уровня по инвестициям Антонио Фаллико: с коронавирусом человечеству предстоит жить и в будущем

Дата: 2021-12-21  ǀ  Категория: мира

 — Этот год прошел под знаком пандемии, хотя, как мы помним, еще в прошлом году были оптимистичные прогнозы, что все страны скоро вернутся к нормальной прежней жизни. Сейчас все чаще звучат прогнозы, что возврата к ней уже не будет и нам надо привыкать к новой реальности. Вот в конце второго года пандемии скажите, как вы видите эту новую реальность? 
— Давайте оставим за скобками медицинскую часть пандемийной реальности. Я не считаю себя настолько квалифицированным, чтобы рассуждать об этом. Вынося за скобки медицину, мне как банкиру дело представляется так. С коронавирусом человечеству предстоит жить и в будущем. Никуда он не денется и будет мутировать. Дело в минимизации его влияния на экономику и вообще на всю нашу жизнь. 
Глобальные проблемы в экономике и, особо подчеркну, тесно связанной с ней социальной сфере появились не с пандемией. Рубежом здесь можно считать системный кризис 2008 года, когда во всемирном масштабе началось переустройство модели экономического развития. Пандемия только ускорила и даже усилила эти процессы, сроки и возможный итог которых остаются не совсем понятными. Рискну предположить, что в итоге закрепится многополярность мира, но как это будет выглядеть? 
Нормализация ковидной обстановки сохранит все нынешние тенденции. От себя могу поделиться одним наблюдением, в большей степени бытовым, хотя и связанным с образом жизни и работы последних двух лет. Человек — существо социальное, он хочет оставаться социализированным. Сделать его оторванной от социальной среды биологической особью с гаджетом не получается. Сидеть дома — не работает как экономически, так и психологически, в том числе для сохранения собственного здоровья.
— Что уже навсегда из 2020–2021 годов останется в мировом порядке?
— К сожалению, с этой инфекцией нам придется жить. Несмотря на это, надо продолжать работать, надо производить продукцию, быть креативными. Это сложно. Положение меняется изо дня в день, сейчас ситуация воспринимается как временная, но мы, с одной стороны, никак не можем из нее выйти, а с другой — никак не удается ее стабилизировать.
Ясно, что в данный момент времени главный приоритет — это привить всех, кого только можно
Поэтому очень полезным может быть и предложение российского президента отказаться на время от всех патентов, связанных с прививками. Это помогло бы погасить этот пожар. Смотрите, сейчас в Африке привито всего 4% населения. Если мы не предпримем решительных мер, нам не выйти из замкнутого круга с постоянным появлением новых мутаций. Но я надеюсь, что человечество поведет себя разумно. Что касается трендов и тенденций, то, по-моему, мы должны понять главное: надо уметь быстро реагировать на постоянно меняющуюся ситуацию.
— У меня вопрос к вам как к специалисту международного уровня по инвестициям. Правильно ли я понимаю, сейчас основными направлениями для инвестиций будут становиться фармацевтическая отрасль, те сферы, которые связаны с зеленой экономикой, IT-технологиями? Оцените, что из этих направлений получило наибольший импульс из-за пандемии?
—  Пандемия действительно подтолкнула инвестиции в сектор фармпроизводства. Сейчас главная тенденция — это перейти от разработки прививок к созданию протоколов лечения заболевания. Big Farm, крупные компании, входящие в эту группу, движутся именно в этом направлении. При этом нельзя забывать самое главное, что помимо этой инфекции существуют другие направления развития медицины, которые ни в коем случае нельзя бросать и нельзя перестать обращать внимание на сердечно-сосудистые, нервные и прочие заболевания. Люди умирают не только от ковида, но и от других заболеваний, течение которых, может быть, было ускорено появлением самого COVID-19. Но надо думать не только о том, чтобы защищаться, но и о том, чтобы двигаться вперед, чтобы расти. 
— А инвестиции в технологии, способствующие энергопереходу? 
— Энергопереход — это одна из ключевых сфер, поэтому надо перейти из этапа моды в этап конкретики. У меня впечатление, что пока мы находимся на уровне лозунгов и не занимаемся конкретными вещами. При этом еще надо понять, что интересно и полезно для всех в этом процессе. Например, мы должны понять, что природный газ — это один из видов топлива, который не просто должен сопровождать энергопереход, а является частью успеха, победы в зеленой энергетике. Сейчас модно говорить о "зеленом" водороде, но никто не знает, как к этому прийти, как его выработать. Существующие технологии не приспособлены к этому. Именно специалисты в газовой сфере уже сделали конкретные предложения, у них есть конкретные технологии, как выделять из природного газа метан. То есть подход должен быть профессиональный и реалистический.
Это также касается и тех секторов энергетики, которые принято во всем обвинять. Например, возьмем атомную энергетику. В прошлом году были какие-то совершенно безумные речи, звучали предложения отказаться от газа и атома в энергетической отрасли. Слава богу, сейчас эти предложения отвергнуты и европейские комиссии включили в свои пожелания экономического развития и природный газ, и ядерную энергетику. Ясно, что надо защищать планету, надо сохранять природу, надо бороться с климатическими изменениями, но не надо ограничиваться модой и лозунгами. 
— На недавно завершившемся Евразийском экономическом форуме в Вероне вы сказали, что "пандемия — дочь неолиберализма". Поясните, пожалуйста, почему вы считаете, что экономические процессы спровоцировали эпидемию коронавируса?
— Либеральная экономическая модель, беспощадное использование богатств природы и эксплуатация человека нанесли и наносят непоправимый ущерб планете, на которой мы живем, всей экосистеме. Это облегчает переход заболеваний от одного носителя к другому, создает благоприятную среду для появления новых опасных носителей. Прекращение хищнических методов ведения хозяйства позволило бы лучше контролировать это явление. 
— Правильно ли мы понимаем, что в сложившихся условиях государство должно брать на себя все больше функций? В частности, активнее вмешиваться в развитие медицины, научные разработки, верно?
— Оно уже это делает. Это относится не только к России. Государственные институты в западных странах в полной мере отходят от роли простого регулятора рынка. Государство активно формирует экономическую среду, вводит нормы, которые одну деятельность облегчают, другую затрудняют. 
Кстати, государственное вмешательство не обязательно дает положительный эффект.
Вспомните, ведь именно Всемирная организация здравоохранения лет 15 назад объявила, что с инфекциями практически покончено
После этого в разных странах на государственном уровне стали сворачивать подготовку инфекционистов, закрывать инфекционные отделения. Если я правильно помню, это началось с США. Когда началась нынешняя пандемия, медицинские системы многих стран, во многом уже демонтировавшие антиинфекционные структуры, оказались практически безоружными. Россия на первом этапе пандемии справилась лучше многих других, полагаю, потому что к началу 2020 года еще не были "оптимизированы" соответствующие больничные мощности.
— Касается ли это экономики? Должно ли влияние государства увеличиваться в этой сфере? Почему?
— Увеличение влияния государства, конечно, также касается и экономической сферы. В России это очевидно, даже говорить не будем. Но и в западных странах происходит нечто подобное. Государственные решения в период пандемии об отсрочках выплаты кредитов, порядке выхода на работу, работы транспорта, да и сами локдауны — прямое воздействие на экономику. 
Но посмотрим шире. Решения разных государственных институтов в рамках борьбы с климатическими изменениями радикально меняют направление развития энергетики и других отраслей промышленности. С одной стороны, климатические изменения — серьезная и реальная проблема, здесь надо что-то делать. С другой стороны, решения надо принимать обдуманные и разумные, чтобы не получилось то, что мы видим во второй половине 2021 года на европейском газовом рынке.
— Если говорить про такой тренд, как зеленая экономика, насколько здесь действия государства должны быть активны, в чем они должны проявляться? 
— Они должны быть активны сообразно важности проблемы. Главное, не рассматривать принимаемые решения как геополитический инструмент, как инструмент в конкурентной борьбе, а именно как способ предотвратить или смягчить разрушительные, как мы уже видим, проявления глобального потепления и других опасных природных явлений. 
— Идет ли речь о дополнительных стимулах? Если да, не окажется ли так, что зеленая экономика без поддержки государства будет убыточной и нагрузкой для компаний? Есть ли возможность сделать это направление рентабельным само по себе? Вы знаете такие проекты?
— Ветряная электрогенерация живет в значительной мере на субсидиях. Без них она вряд ли смогла бы развиваться успешно. Видимо, на каком-то начальном этапе без этого не обойтись, хотя по мере развития технологий то, что сегодня нерентабельно, станет в будущем выгодным. Но одновременно необходимо обеспечивать постоянную сбалансированность энергетического рынка — с точки зрения цен, поставок энергоносителей, выработки электроэнергии и так далее. Его разбалансированность привела осенью к кризису на газовом рынке Евросоюза, резкому росту биржевых цен на газ в ЕС.
Важно также, чтобы борьба за зеленую экономику оставалась именно борьбой за зеленую экономику, а не инструментом конкурентной борьбы
— Как вы оцениваете сейчас инвестиционный климат в России (учитывая ситуацию с Роснано, Украиной и т.д.)? Видите ли какие-либо риски, связанные с ситуацией с бумагами Роснано? 
— Российская экономика фундаментально одна из наиболее сильных в настоящее время. Именно это является основой для инвестиционной привлекательности. Российские власти прилагают достаточно усилий, чтобы облегчить регулирование, создать хорошие условия для открытия и ведения бизнеса на территории страны. Текущая ситуация с долговыми обязательствами Роснано — отдельный случай, а в части, обеспеченной государственными гарантиями, все обязательства компании будут выполнены. Это подтверждено Минфином. На днях Роснано самостоятельно расплатилась с держателями облигаций на сумму свыше 4,5 млрд рублей. Насколько я знаю, идут переговоры с инвесторами об условиях реструктуризации. На суверенный рейтинг России этот эпизод не должен оказать негативного влияния. 
Что касается периодически возникающих спекуляций по поводу Украины, то это является элементом нынешнего геополитического противостояния между США и Россией. Напряженность последних недель обусловлена подготовкой беседы президентов двух стран, лоббистской борьбой за оборонный бюджет США и внутриполитической борьбой на Украине. Волатильности на рынке это, конечно, добавляет, портфельные инвесторы нервничают. Но так происходит регулярно уже много лет. Определенный иммунитет у инвесторов уже выработан. Паники нет.
— Насколько опасна для глобальной экономики растущая инфляция в США? 
— Это серьезный вызов. Нынешняя глобальная денежно-финансовая система базируется на долларе США как основной резервной валюте и валюте, обслуживающей свыше 60% мирового торгового оборота. Инфляция в США, вызванная беспрецедентными темпами печатания денег, подрывает устойчивость всей глобальной экономики. Она может повсеместно серьезно затруднить постковидное экономическое восстановление. Учитывая долю доллара в мировых финансах, расплачиваться придется всем.
— Видите ли вы риски стагфляции для мировой и российской экономики? 
— После бурных темпов восстановления экономики, которые мы наблюдаем в 2021 году, замедление и возврат к средним многолетним значениям неизбежен, хотя бы в силу статистического эффекта высокой базы 2021 года. Для борьбы с инфляцией центробанки по всему миру будут снижать денежное предложение и повышать ставки. Это тоже замедлит рост, но я не склонен расценивать это как стагфляцию. Экономика может свалиться в новую рецессию при резком ухудшении пандемийной ситуации в мире. Но это — не базовый сценарий.
— Является ли инфляция в РФ управляемой и реальны ли планы ЦБ вернуть ее к таргету в следующем году? 
— ЦБ РФ скорректировал свои планы, возврат к цели — инфляции в 4% — ожидается в 2023 году. Одна из причин, на мой взгляд, кроется в том, что, помимо внутренних факторов, на нынешние показатели влияет так называемая импортируемая инфляция. Она отражает рост цен на глобальных рынках сырья и продовольствия. Возможность влияния Банка России на этот фактор ограничена. Например, проблемы сбоев в цепочках поставок не могут быть решены монетарной политикой. Нужно больше времени для возврата к балансу спроса и предложения. Не будем забывать, что страны и экономики выходят из пандемии асимметрично.
— ЦБ и правительство всерьез озаботились ситуацией со вкладами и планируют создать рабочую группу, которая изучит вопрос низкой привлекательности ставок по вкладам в России, а также предложили создать специальный вклад для малоимущих россиян. Почему вклады в российских банках не имеют привлекательной доходности? 
— Обесценение сбережений населения усиливает социальные проблемы, снижает уровень жизни. Инфляция — одна из основных причин такого явления. Она обесценивает вклады. Положим, вы разместили год назад депозит под 5%, а инфляция составила 8% в годовом исчислении. Получается, что вы не сберегли, а потеряли 3% от депонированных средств. Поэтому рост ключевой ставки среди прочего приводит к росту ставок по депозитам, делает их вновь привлекательными для населения. В августе и сентябре этого года депозиты начали возвращаться в банковскую систему. Прошлый год и половину 2021 года мы видели отток средств из банков на финансовый рынок. Рос спрос на недвижимость, усиливалась потребительская модель поведения. Чтобы деньги не пропали, люди их более активно тратили или искали более доходные инструменты, чем депозиты.
— Будет ли востребован такой вклад для малоимущих в РФ? Будет ли работать такой инструмент? 
— Вклады для малоимущих — социальный проект. Много будет зависеть от условий и критериев отбора, от участия государства и условий регулирования. Его нельзя сравнивать с обычными банковскими продуктами. Есть опыт предоставления банковских услуг отдельным категориям граждан на льготных условиях. Это вклады пенсионеров, специальные тарифы для обслуживания зарплатных карт бюджетников, ипотека молодым семьям и т.д. Но их неправильно сравнивать по привлекательности с рыночными индикаторами. Это имеет прямое отношение к сфере ESG, которая сейчас у всех на слуху.
— Кстати, про ESG-трансформацию. Складывается впечатление, что мода есть в основном на первую букву — на Е, на экологию, а S и G пока остаются на второстепенных ролях. На ваш взгляд, насколько важны эти принципы и что в этом направлении должны делать компании, как сотрудничать с государством? 
— Пространство для маневра огромное, работы очень много. Если мы возьмем социальную сферу, то в центре внимания и государства, и бизнеса должен быть человек.
Поэтому, когда мы говорим об инвестициях, сегодня они должны идти не только на пользу конкретному человеку, но и на пользу всему обществу
Что касается систем управления, правила игры устанавливает государство. В том, что касается инвестиций, возможности государства небезграничные, поэтому необходимо установление партнерства и сотрудничества между государством и частным сектором. О такой солидарности мы говорим очень давно. И надо отдавать себе отчет, что в партнерстве между государством и частным сектором управлять процессом должно государство, которое в состоянии синтезировать общий интерес. Путь к такому сотрудничеству на благо человека очень долгий, к сожалению.


Источник материала (части материала): Ссылка на источник

Генеральный секретарь Международного союза электросвязи (МСЭ) Чжао Хоулинь в эксклюзивном интервью

Новый премьер Кыргызстана о планах наладить жизнь в самой неспокойной республике Центральной Азии.

Президент Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МФКК) Франческо

В Стамбуле 12 ноября в помпезной и даже пафосной обстановке прошел восьмой саммит Совета