Информационный ресурс "Евразийцы — новая волна"

Генсек Международного союза электросвязи: защита личности в Сети связана с защитой страны

Дата: 2021-12-03  ǀ  Категория: мира

  Генеральный секретарь Международного союза электросвязи (МСЭ) Чжао Хоулинь в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману рассказал о вызовах, которые создала для работы МСЭ пандемия, о том, зачем сегодня в союз обращаются компании, и подчеркнул роль России в развитии мировых коммуникационных технологий.

— Господин генеральный секретарь, большое вам спасибо за эту уникальную возможность обсудить международные телекоммуникации. Международный союз электросвязи был создан в 1865 году. Это одна из старейших международных организаций. Средства связи очень изменились с того времени до наших дней. Но как бы то ни было, вы все еще на крутом подъеме. В чем секрет вашей организации? Как так получилось, что вы все еще так молоды и ваша организация все еще такая авторитетная?

— Да, все так — но только я не молод. Международный союз электросвязи — это одна из старейших международных организаций. Но я знаю, что российское агентство ТАСС тоже создано очень давно.

— ТАСС моложе. Он был создан в 1904 году. Но тоже все еще работает.

— Как вы верно отметили, МСЭ был создан в 1865 году. Так что в этом году мы отмечаем его 156-ю годовщину. Вы также верно отметили, мы все еще работаем, и мы все еще востребованная организация. Вопрос — почему. Это очень просто. Мы все еще придерживаемся основополагающих принципов в нашей деятельности. Наш секрет происходит от нашей инновационной мощи. Мы всегда придерживаемся инноваций, инновационных подходов в науке и технике. Как вы знаете, мы начали с телеграфа, затем было радио, телефон, затем беспроводная связь, затем спутниковая связь, телевидение…

— Интернет, соцсети …

— Да, интернет, соцсети, мобильные платформы. И эстафета телевидения и интернета передается дальше. Так что мы всегда были здесь. Потому что наше ядро — это технологии, полезные людям, а чтобы нужные людям технологии дошли до них, индустрия нуждается в нас.

Мы стремимся создать широкий круг людей, объединенных технологиями. Надо создавать не просто современную технологию, а технологию завтрашнего дня. Так что мы всегда идем в ногу с нашей отраслью и работаем над развитием технических средств, и это очень важно.

Как международная организация мы абсолютно открыты для рынка, очень открыты для управляющих кодов рынка. Мы всегда находимся на связи и развиваем крепкое сотрудничество с промышленниками, которые ищут преимущества инноваций на рынке. И мы предоставляем очень хорошую платформу для их работы. Мы открыты, справедливы, прозрачны и эффективны, мы — платформа, удобная для практической работы. И людям это в нас нравится, очень нравится. Так что, возвращаясь к началу, мы работаем вместе с нашей индустрией. С нашими подписчиками, пользователями. И так вот уже 156 лет. Конечно, мы не забываем, с чего мы начинали. Мы всегда стараемся относиться к самим себе критично. Прислушиваться к потребностям рынка, потребностям индустрии, потребностям людей. Так что если вы спрашиваете меня, каков наш секрет, то их много, и это только их часть (улыбается).

— В моей стране, в России, есть организации-основатели и ответвляющиеся от них организации. Я знаю, что в МСЭ представлены 193 страны. С какого-то периода МСЭ возглавляет работу в области телекоммуникаций. Но в России родился изобретатель радио, Александр Попов. Он был великим новатором в этой области. Что вы думаете о сотрудничестве МСЭ с другими разработчиками ИКТ, с Россией? Какие совместные проекты вы планируете?

— Позвольте я немного углублюсь в историю, насколько она мне известна, и поговорю о том, какой огромный вклад сделал Попов в этой области; этот вклад до сих пор неоценим для современного мира. Как вы знаете, тесное взаимодействие происходит в области развития средств связи, электроники, приборов, которые становятся неотъемлемой частью нашей жизни. В те времена это было радио, а перед радио это был телеграф.

В 30-х годах XX века впервые стало возможным получение звуков на расстоянии — с помощью первого в мире радио. Это было еще не радио, а поющий телеграф.

Но наша организация существует с самого начала развития проводной телеграфной связи. Была принята международная телеграфная конвенция между ключевыми государствами, будущими членами ООН, и в этот круг государств вошла Россия. Это было в 1865 году. А затем мы освоили радиосвязь. Радиосвязь действительно началась с результатов деятельности таких изобретателей, как Попов. Принципиальную возможность такой связи продемонстрировало устройство Попова 7 мая 1895 года.

— В России отмечается этот праздник. Он называется у нас День радио.

— Да-да. Это было важно, это был ключевой, переломный момент в истории.

Итак, МСЭ был создан в 1865 году. В 1875 году, спустя десять лет, прошла международная телеграфная конференция, она состоялась в Санкт-Петербурге, насколько мне известно. Потом, в 1895 году, Попов представил свой первый в мире приемник.

Развитие радио происходило в условиях хорошего спонсорства со стороны российских друзей. Затем 1915 год, 7 мая. В этот день прошло многочисленное собрание по поводу открытия очередной выставки в Музее Попова. Это была годовщина первого публичного представления радиоприемника Попова. Так что мы очень-очень благодарны ему за его инновации.

К сожалению, он умер очень рано. Но в любом случае мы очень благодарны за поддержку со стороны России, за организацию арт-маркетинга, за то, что Россия спонсировала открытие конференц-зала Попова в том самом месте, где мы открыли для себя эту радиосвязь с историческим нововведением Попова. В аудитории собрались организации, сотрудничающие с Россией как в области ИКТ, так и во многих других областях. Россия является нашим членом-основателем вместе с другими создателями ИКТ. Но с самого начала и до сегодняшнего дня у России в этой области были очень активные конкуренты, которые тоже напряженно работали. Во многих областях. Я бы просто упомянул спутниковую связь. Спутник. Всем известно, что первый звуковой спутник был создан изобретателем из России в 1957 году. Он послал световое сигнальное сообщение в небо.

— В то же самое время в космос был послан первый российский спутник.

— Да-да. Об этом я тоже знаю. После этого в этом направлении быстро был достигнут большой прогресс.

Прогресс в этой области продолжался, появились космические станции, орбитальные станции и все другие разработки, обеспечившие прогресс в области спутниковой связи и космической связи. Россия является одним из пионеров, первопроходцев в этой области, и она внесла большой вклад в развитие технологий в этих областях.

Есть и другая важная область — телевидение. Телевидение появилось в 1920–1930-е годы. Телевидение появилось, чтобы выиграть войну. После Второй мировой войны у нас едва хватило времени сесть, чтобы насладиться жизнью и заняться телевизионным бизнесом. В 1945 году мы начали с российского экспорта. Активно компьютерные разработки внедряются в современные телевизионные системы. И мой дорогой друг (к сожалению, скончавшийся) профессор Марк Кривошеев был там, где еще не было экспертов по телевидению. Он шел через риски и стал суперзвездой. Он отец телевидения в России.

Он стал экспертом в видеокодировании, то есть телевидении, наряду с пятью экспертами из Японии. Мы отмечали эти вехи в годовщину нашей организации 17 мая 2015 года.

Телекоммуникации покрыли весь мир, они сыграли большую роль в развитии общества. Мир заинтересован в том, чтобы поддерживать их. И сегодня мы страдаем от недостатка связи гораздо меньше. И в первую очередь это отразилось в ситуации с ковидом, о котором люди смогли узнать буквально в один момент. Люди борются за то, чтобы быть на связи.

Это возможно с помощью средств ИКТ. Так что люди остаются на связи даже дома, оставаясь в своих родных городах. Они могут продолжать плодотворно работать вместе с коллегами, с друзьями, единомышленниками.

Сегодня мир можно считать большим столпотворением, никто не одинок

Но даже если вы ощущаете ограничения в общении и у вас нет канала передачи информации, сегодня все не так, как раньше. Так что использование интернета — это тоже особый род сотрудничества. И нас просят, чтобы МСЭ играл еще более активную роль в этом процессе, чтобы телекоммуникации развивались. Поэтому ко всему этому нужно относиться очень внимательно. Хорошие плоды приносит сотрудничество с нашими российскими друзьями и российскими экспертами по телекоммуникациям, все это делается для людей.

— Я хотел бы задать вам, может быть, несколько технический вопрос, но я думаю, что это очень важно, потому что одним из величайших изобретений в истории, как вам известно, была азбука Морзе. Код Морзе стоял в начале долгого пути развития IT-технологий. С какими стандартами вы сейчас работаете? Какие стандарты сейчас наиболее важны?

— Вы абсолютно правы, что ставите этот вопрос, и вы очень хорошо знаете нашу историю. Мы начали в 1865 году, в составе организации тогда было 20 европейских государств, которые присоединились к этой Международной телеграфной конвенции.

В этом отношении правильным было присоединение кода Морзе к сотрудничеству между этими европейскими государствами. Конвенция была принята, чтобы переговоры между этими 20 европейскими государствами шли легко, на уровне хорошего взаимопонимания, эффективно и активно. Поэтому большую роль здесь сыграли средства ИКТ плюс встречи офлайн; все это положило хорошее начало стандартизации. Как мы уже обсуждали, наша работа на этом не остановилась.

И мы продолжаем разработку новых технологий с их новой стандартизацией. И сегодня мы работаем с 3G, 4G, 5G. Но теперь мы начнем исследования и дойдем до 6G. В качестве примера: еще недавно в наших попытках модернизации мы сами составили принципы стандартизации, чтобы исправить недопонимания. А теперь появился искусственный интеллект! У нас есть в этой области свои собственные разработки.

Вы знаете, когда речь заходит об экспортной деятельности больших компаний, важна секретность, нужны сильные коды защиты, которые нельзя взломать простым подбором комбинаций. И нужно хранить готовые архивы. Вам также необходимо иметь множество приложений, которые учитывают потребности людей. Так что работы по стандартизации уже не те, что 150 лет назад.

Проделав огромную работу, мы очень гордимся технологиями 5G, их спецификациями. И мы также работаем над искусственным интеллектом. Он помогает нам в разных областях, служит для поддержки систем: он важен для интеллектуальной поддержки систем, работающих как в городах, так и в небе, и с ним связана масса космических ноу-хау, и в этой области у нас есть наши внутренние эксперты.

— Вы знаете, в области стандартизации есть очень важный девиз: делай дело, и ты изменишь мир. Это действительно очень важно. Но, к сожалению, одновременно в действительности велика роль цифровых устройств, и различие в доступе к ним велико. И не только между странами, но и внутри стран. Не между богатыми и бедными странами, а в тех странах, где люди живут в мегаполисах, в больших городах и где невелика разница между такими местами и небольшими поселками, поскольку есть доступ в интернет и современные коммуникации.

Как вы думаете, что мы должны делать, чтобы появился более богатый выбор цифровых устройств? Заставит ли это людей, живущих в небольших населенных пунктах, в бедных странах, стремиться иметь эти современные средства связи?

— МСЭ через ООН обеспечивает улучшение в этом вопросе. Дело не в медленном развитии страны; ряд других факторов заставляет людей пытаться приобщиться к благам телекоммуникаций. Мы уже достигли высокого уровня. И, кстати, паника, охватившая нас во время пандемии, дала нам много возможностей подумать. И, в частности, решить, должны ли мы в полном объеме освещать важные факты этой пандемии.

До сих пор мы должны очень усердно работать, чтобы достичь уровня, когда хотя бы половина мира находится на связи. Мы считаем эту задачу непростой. Мы должны сделать это для лишенной связи половины человечества. Есть множество идей, как внедрять инновации и новые технологии людям, которые живут в таких местах, где нет связи. Но также нужны новые представления и идеи о том, как при этом не потерять вложенные инвестиции и как эффективно их использовать. Например, даже в Токио центр города может быть очень-очень развитым, но в то же самое время в пригородах ситуация не такая. Ковид дал очень хорошую возможность проверить эту ситуацию. А что касается различий в скорости используемого соединения, то соединение может быть замедленным еще и из-за давней гонки секретности и из-за блокировки стран. Эта ситуация где-то все еще продолжается.

Я бы дал четыре совета.

Первый — это инфраструктура. Второе — это инвестиции. Третье — это инновации. Четвертое — это включенность в процесс. Но никаких сомнений, что самое важное — это первое. Потому что инфраструктура — это то, что вам нужно, чтобы расширить подключение не только для самых богатых. Вам нужно модернизировать инфраструктуру с улучшенным сервисом, чтобы дать лучшую связь всем и везде. Но для этого, конечно, вам нужны инвестиции. А инвестиции до сих пор в основном поступают из частного сектора.

Кое-что разрывает мне сердце. Нам нужны десятки законопроектов, чтобы Африканский континент избавился от плохой связи. В течение следующих десяти лет. Принять десятки законопроектов, каждый из которых связан с искусственным интеллектом. Нам нужны огромные инвестиции. Но мы должны предоставить инвесторам выгоду. Несмотря на все их проблемы, мы должны обеспечить им видимую поддержку со стороны общества. Нужна благоприятная среда.

О включенности в процесс. Пожилые люди — они стремятся к поддержанию своего уровня жизни. Эти люди полагаются на наличные деньги. Они не знают об электронных услугах. Когда в стране или городе объявлен локдаун, они не могут переключиться на удаленные службы. А потом они "задыхаются". Они не знают, как сохранить свою жизнь прежней. Поэтому посмотрите на сообщества, где люди пытаются обеспечить себя продуктами питания, лекарствами. В период локдауна со всем этим возникают проблемы. Этих людей нужно было удерживать на связи. Лучший способ предоставить им что-то — это помочь им с электронными услугами.

Что касается инноваций, я также хотел бы подчеркнуть следующее. Инновации касаются не только технологий. Инновации в социальной сфере и в политике также очень важны. И для преодоления различий между городами тоже.

Здесь я могу привести в пример мой собственный опыт. Я живу в Женеве. Уже довольно давно. А мой дом находится далеко от оснащенной всеми технологиями центральной части города, в 60 км. Для моей семьи нет оптической связи. Конечно, у нас есть Wi-Fi. Без проблем. Но все знают, что оптоволоконная связь гораздо лучше, она намного быстрее. Так что и в этой области у вас есть проблемы с подключением.

Здесь есть еще один вопрос, который я хотел бы подчеркнуть.

Конечно, во время пандемии COVID-19 многие предприятия были "задушены". Многие компании разорились. Но многие предприятия продолжают работать. Похоже, что бизнес средств связи, бизнес программного обеспечения, ИКТ-бизнес и бизнес в области телекоммуникаций по-прежнему являются прибыльными. До пандемии некоторые компании, работающие в области ИКТ, находились в процессе модернизации. Но затем ИКТ-компании и другие компании, такие как моторостроительные заводы, авиакомпании, такие компании, как Nokia, такие, как Ericson и некоторые другие, все-таки выжили. А какие-то другие компании исчезли. Так что для бизнеса в период пандемии наступила тяжелая жизнь.

Во многих развивающихся странах, люди, похоже, придерживаются мнения, что ребята, занимающиеся телекоммуникациями, всегда богаты. Поэтому некоторые страны даже пытаются получить больше доходов от операторов связи, чтобы поддержать свою экономику.

— Насколько я знаю, Организация Объединенных Наций была создана в 1945 году, и ваша организация, МСЭ, существует при ней как специализированное учреждение Организации Объединенных Наций.

— Да.

— Вы являетесь членом семьи Организации Объединенных Наций. Как я знаю (возможно, я ошибаюсь), в МСЭ в качестве членов входят 193 страны.

— Верно.

— Кроме того, в МСЭ входит более 900 компаний. Это большая семья. Но она растет! Я знаю, что это много даже для всей автомобильной промышленности, или финансовой индустрии, или для индустрии здравоохранения… И вот появляется ваша организация, ее масштабы растут и растут. Как вы справляетесь с такой славной, но действительно очень большой и не такой уж покладистой семьей?

— Ну что ж, приходится бояться за всех (смеется). Надо уважать всех. Вы действительно должны убедиться, что наша платформа дружелюбна ко всем. И это не значит, что у нас нет проблем. Потому что у отраслей промышленности есть свои собственные технологии продвижения, и у отраслей есть свой интерес. И у правительств есть свои собственные интересы. А нужно обеспечить, чтобы рынок был открытым, справедливым и конкурентоспособным. И еще есть те, кто действует нечестно, но также и те, кто действует для того, чтобы помочь нам содействовать развитию ИКТ, и все это, каждый аспект, входит в круг наших проблем. Все обращаются в МСЭ в поисках глобального подхода, это чудесно. На рынке ИКТ существует множество уровней в зависимости от покупателей.

Одни компании работают с мелкими покупателями, другие даже могут рассчитывать на большую часть рынка, или на правительственные закупки, или даже привлекают часть довольно крупных компаний с других континентов, а есть средние этажи рынка, и их много.

Сегодня, как я уже упоминал, у нас более 900 представителей отрасли. Это 900 компаний-членов, и они у нас не всегда одни и те же. Кто-то ушел с рынка. Кто-то обанкротился и исчез. Кто-то претерпел слияние с другой, более крупной компанией.

— Но кто-то новый приходит.

 Да, кто-то новый приходит. Поэтому некоторые даже традиционные операторы телекоммуникаций тоже могут претерпевать изменения. Вы знаете, Ericsson, Nokia, Samsung, китайские операторы. Кроме того, российский "Ростелеком". Они — наши члены. Все они являются нашими членами.

— А они платят членские взносы?

— Плата символическая. Это так, потому что отсутствие членского взноса означает отсутствие обязательств. Но это нехорошо. Так что мы всегда пытаемся обеспечить, чтобы наши члены чувствовали некоторую свою ответственность.

— Лучше символическая плата, чем ничего.

 Да, да. Это так же, как в экономике. Плата нужна для обеспечения наших съездов, конгрессов. Но не только для этого. Каждый член платит только $500 в год.

Мы проводим совместные совещания, обсуждаем базовые темы. Вот поэтому мы берем минимальную символическую сумму за членство. Для больших компаний это ничто. Я бы предложил еще оплачивать рекламные акции, проведенные где-нибудь на нашей платформе. Но здесь есть свои условия и ограничения. У нас существует возможность представлять где-либо наших участников, упоминая названия компаний, а это громкие имена. Сегодня у нас есть не только традиционные телекоммуникационные компании. У нас еще появились новые интернет-операторы, такие как Google, Facebook, Amazon. Они все наши члены. На востоке у нас есть Alibaba, а также у нас есть компании и в России.

В отношении развивающихся стран мы не пытаемся продвигать то же самое, сейчас некоторым странам мы предоставляем бесплатное членство. Мы также не требуем членских взносов с тех стартапов, у которых есть много преимуществ для вступления в наш союз. Нам есть что им предложить. А также у нас начинают появляться новые компании из других сфер. Это автомобильные компании, финансовые компании и всевозможные учреждения системы здравоохранения.

— Я хотел бы задать вам вопрос по поводу темы, которая обсуждается повсюду. Я говорю об искусственном интеллекте. Я думаю, вы работаете с ним все больше и больше.

— Да.

— И это особенно касается национальных катастроф или авто- и авиакатастроф. Это очень важный вопрос для тестирования искусственного интеллекта. Какова перспектива для вашей деятельности в этом направлении? Я спрашиваю, потому что искусственный интеллект все больше и больше входит в нашу жизнь.

— Мы очень рады, что среди нас есть такие гиганты, как Microsoft, как Samsung, "Ростелеком". От всех этих больших компаний мы знаем, что они очень активно работают в этой области. И мы знаем, что это наше будущее. Когда я был в университете в Мозамбике, мне было приятно услышать там вопрос об искусственном интеллекте. Мы начали говорить об этом. И я был очень рад, что на нашей закрытой конференции среди прочих проблем мы говорили о нашей поддержке наших членов, членов МСЭ. Но что еще более важно, я узнал, что в Африке в эту отрасль приходит поддержка.

Среди прочих авторитетов есть такой всемирный авторитет, как ООН. ООН ценит направление ИКТ. Впоследствии африканцы приехали в Женеву, чтобы встретиться с нами и спросить, будем ли мы работать с ними. Они хотели организовать какой-нибудь саммит. А саммит с точки зрения правительства африканской страны — это вершина государства, глава власти. Мы организовали им их первый и очень хороший саммит. Там встретилось 11 африканских команд.

МСЭ — это очень творческая организация

Наша роль состоит в том, чтобы способствовать доступу к инновациям, и мы должны иметь технологии для этого. Сохранять осведомленность в последних достижениях в области ИКТ. А что касается другого вопроса, я говорю о доступе к технологиям, на местах люди сами должны решать этот вопрос. Мы никогда не должны делать все. Мы — те, кто облегчает доступ к знаниям. Мы что-то вроде дороги, которая ведет к великим мира сего, и люди еще сильнее ценят нас за это.

— Насчет искусственного интеллекта. На международном уровне идет множество дискуссий на разные темы. Например, о масштабах распространения и ограничения освещения некоторых тем в СМИ или интернете. Есть еще много новых областей для обсуждения. Как бы вы оценили свое участие в этих обсуждениях? В обсуждении именно новых тем?

— Что касается новых технологий, конечно, мы участвуем в обсуждении, если затрагиваются вопросы рынка и наша индустрия знает на них ответы.

Например, сегодня все пользуются смартфонами. Но без стандартов ни один из этих смартфонов не работал бы. МСЭ беспокоится об этом больше, чем кто-либо другой. МСЭ не производит никакого информационного шума, но обладает интеллектуальными технологиями.

Возьмем, например, телефонные коды. России присвоена цифра 7, и присвоена она именно специалистами МСЭ.

— Вот как.

— Телефонные коды в США предваряет единица. 41 — для Швейцарии. И здесь это тоже проработал МСЭ. И не так давно, лишь несколько десятилетий назад. Когда страны на связи, никто никому не враг.

— Могу я задать вам вопрос? Откуда берутся, например, конкретные цифры? Где решается вопрос, будут ли они отправлены в Россию или предназначены для чего-то другого? Как вы выбираете среди предложенных?

— Это отдельная история! В определенный момент, например, для этого требовалось особое рассмотрение, потому что Советский Союз, вы знаете, был сверхдержавой.

Возьмем, например, работу телефонов. Мы должны подключить его, но это происходит с ограничениями. Но здесь есть еще одна любопытная деталь. На данный момент на IPV4 (четвертой версии интернет-протокола — прим. ТАСС) у нас есть реестр субкодов для приема самых длинных телефонных номеров. Этот реестр — открыватель этих номеров. Затем мы направляем звонок по назначению. Таким образом, телефонный код имеет длину до 50 цифр. Так что для своих телефонных номеров у страны, в зависимости от ее величины и важности, есть три цифры или четыре. А у нас есть и 12! Еще по поводу телефонного кода страны хочу добавить. Здесь у вас также есть три или четыре варианта. Так что в реальности для всей планеты у вас должно хватать номеров, должно быть много доступных цифр.

Телефонная система крупных стран имеет гораздо больше телефонных абонентов, чем какая-либо другая страна. Но на сегодняшний день это проблема уже мягкого, беспроблемного переключения. С проблемами такого рода обращаются к нам.

Также сегодня важны платформы для интернет-трафика. Я могу вам сказать, что в общем трафике встречи онлайн составляют 19,9%. Но представьте всю инфраструктуру, поддерживающую эту связь, включая телевидение, спутники, подводные лодки, — все это системы с высоким IQ. Вот для чего нужна стандартизация — чтобы облегчить эти процессы. МСЭ очень рад видеть, что мир неуклонно движется по пути прогресса.

— Могу я задать вам вопрос из другой сферы? Широко обсуждают вопрос глобализации, но в то же время широко обсуждают также цифровизацию в мире людей. Это важный вопрос, потому что он влечет следующий: следует ли контролировать контент в Сети? Как это делать? Как это работает? Встают вопросы конфиденциальности. Какова позиция МСЭ по этому поводу? Ваше личное мнение?

— С самого начала у нас обсуждаются эти вопросы, и с нами консультируются эксперты. Эксперты считают, что этот вопрос не может быть решен только на уровне МСЭ с помощью наших ИКТ. Это должно решаться в ходе совещаний в рабочих группах с должным учетом мнения мирового сообщества. Но есть причина, по которой МСЭ предлагает Организации Объединенных Наций принять определенное решение. Это нужно сделать, поскольку это очень важный вопрос для общества.

Для общества эта проблема начинается с технологий. Безопасность — это вопрос новых технологий. Мы постоянно разрабатываем новые системы безопасности. Более надежные системы безопасности. Но этого недостаточно. Нам нужно правовое регулирование, нужен доступ, нужно социальное сотрудничество, чтобы сделать такое решение эффективным. Так что один только МСЭ беспомощен решить все проблемы.

Мы говорим о недостаточной безопасности в Сети. Вы знаете, речь может идти не только о безопасности города, страны. Но это также очень много значит для личной жизни.

Вот вы говорите о контроле контента. Мы пытаемся что-то делать, но это происходит медленно. Когда мы создали наше агентство, наш Международный союз электросвязи, уже тогда контроль контента определенно присутствовал в нашем круге вопросов. У нас есть наши эксперты, знающие, как подходить к этому вопросу. Они работают над этим.

Но есть степень, в которой мы уже не можем ничего сделать. Не можем создать какой-то сверхнадежный предохранитель. Потому что, если вы хотите, чтобы такие вещи были эффективными, у вас должно быть какое-то международное соглашение. Многие главы государств используют интернет. Вы должны предоставить им минимальные рамки, выделенные линии. И тут мы с вами подходим к контролю над содержанием. Когда вы приближаетесь к пределам этих рамок, возникает много лишних разговоров. И среди всего контента просачиваются сведения, которые вроде бы защищены.

Мы должны действовать очень точно, чтобы предотвратить вред, который может быть нанесен неконтролируемой болтовней

Мы стараемся поощрять взаимодействие, приучать мир к совместной работе, но при этом защищать переговоры от постороннего вмешательства.

Проблема обостряется тем, что участники разговоров в интернете становятся все моложе и моложе, и у них все больше и больше времени, чтобы сидеть в тамошних сервисах. Мы должны защитить и их тоже. И с этим у нас тоже возникают проблемы.

Иногда мы можем видеть оскорбительные комментарии, которые можно было бы предотвратить, если бы каким-то образом заранее проверять содержимое. Но мы здесь не можем предложить какой-то предохранитель.

Что касается меня, я считаю верным тезис, что защита конфиденциальности клиентов приводит к повышению национальной безопасности, национального суверенитета. Безопасность каждого — к безопасности страны в целом. Вот так просто. Если вы выложите что-либо в Сеть, то одинаково для всех, для любого, кто отсылает сообщение или кому оно адресовано, на пути обеспечения безопасности для всех должен быть достигнут значительный прогресс. Но до сих пор еще есть раскол во мнениях.

Люди, страны, неважно, — когда они обвиняют друг друга, из этого следует, что вы ни много ни мало нарушаете национальную безопасность, национальный суверенитет! Не говоря уже о том, что вмешиваетесь в чужую частную жизнь.

Сейчас тот момент, чтобы достичь соглашения на международном уровне. Мы видим необходимость в том, чтобы мир изменился. И все же у нас есть шанс. Я очень рад, что люди все еще работают над этим.

— Что вы думаете о том, что во всем мире пандемия повлияла на представления о том, как сохранять мир между странами? Потому что планета разграничена теперь на зоны локдауна. Общение — это самый важный вопрос. Для конкретных людей, для правительства, для Организации Объединенных Наций.

А как будет обстоять дело в будущем, после пандемии? Пандемия закончится — но будет ли этот виртуальный формат переговоров все больше и больше проникать в нашу жизнь?

— Что касается нашего мнения по этому вопросу, мы начали реагировать на эту пандемию с самого ее начала. Поскольку все мы страдаем от этого бедствия, мы сожалеем и сочувствуем жителям регионов, где вновь объявили локдаун. Это оказывает влияние на рынок, на новые возможности.

Надеюсь, что система вакцинации заработает и победит новую волну заболеваемости, ведь пандемия тянется с 2019 года.

С технической точки зрения, я призываю к повышению безопасности любых встреч благодаря таким платформам, как Zoom.

Мы должны усовершенствовать инструменты и повысить безопасность. В то же время мы также призываем наших клиентов работать в различных экосистемах, чтобы повысить их эффективность с помощью ИКТ также и внутри компании.

Теперь мы решили переосмыслить и концепцию домашнего подключения. Люди должны иметь выбор, к кому уйти из сетевых операторов. Следовательно, чтобы иметь возможность уйти от какого-то сетевого оператора, абсолютно важно знать, к кому можно перейти, — это вопрос безопасности соединения.

Вопрос наличия того сетевого оператора, к кому можно было бы уйти, решается на уровне городов. И это тоже что-то новое. Это новая концепция, которую мы должны продвигать. И нам нужны новые приложения и новые решения, новые средства технологий. Это командная игра, я бы так сказал. Компании, учреждения — мы должны работать вместе.

 — Спасибо вам, господин генеральный секретарь. Вы столько сделали за последние три десятилетия вашей жизни... Вы знаете, я мог бы сказать, что ваша родина, та страна, где вы родились, и ваша малая родина гордятся вашей деятельностью, ее глубиной. И именно поэтому могу я спросить ваше личное мнение? Как вы думаете, какое будущее ждет ИКТ? Какие направления будут больше всего интересны миру? Каким вы его видите, будущее?

 — Как бы поточнее ответить. Как вы знаете, я работаю в МСЭ с 1986 года, так что это мой 35-й год службы в МСЭ.

МСЭ — это важная часть моей жизни. И ИКТ — это самая важная часть моей жизни.

Мне 56 лет. Но я не расстаюсь с ожиданием, что я буду работать с информационными технологиями еще 56 лет в будущем. Жизнь в МСЭ была наполнена инновациями, открытостью, эффективностью, эта жизнь будет продолжаться. И конечно, вы знаете, будущее ИКТ будет под контролем. Контроль будет распространяться и на членство в нашей организации, и на обнародование наших воспоминаний, включая воспоминания представителей нашей отрасли, а также на инновации, предложения, новые технологии.

Важно вовлекать всех в деятельность в области ИКТ, призывать работать на платформе МСЭ. И конечно, мы должны повышать нашу эффективность, прозрачность и все такое прочее. Но я полностью уверен в будущем ИКТ. Мы креативные люди.

— Благодарю вас, господин генеральный секретарь, благодарю вас за эту встречу. Большое вам спасибо, это было огромное удовольствие.


Источник материала (части материала): Ссылка на источник

Новый премьер Кыргызстана о планах наладить жизнь в самой неспокойной республике Центральной Азии.

Евразийский экономический союз благополучно пережил пандемию и продолжает динамично развиваться.

В Стамбуле 12 ноября в помпезной и даже пафосной обстановке прошел восьмой саммит Совета

26 ноября Минстрой России отчитался о привлечении 5 тыс. мигрантов из Узбекистана для работы на